Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Тираны

«Каждый ученик должен быть готовым к тому, чтобы сбро­сить оковы ложных учителей и их ложных учений».

Сен-Жермен

Время шло. Иногда передо мной появлялся прозрач­ный образ той прекрасной женщины, которая приходи­ла ко мне с неба в детстве, неся любовь и нежность моей издерганной душе. Когда она появлялась, у меня начи­нало сильно колотиться сердце, и я думала, что мое сердце не выдержит и разобьется от ударов. Мне даже больше не хотелось, чтобы она приходила, хотя она помогала мне лучше понять мои истинные желания, так как благодаря окружающей тирании я их не понимала. В моей судьбе всегда присутствовали разнообразные тираны, которые подавляли мою волю и мои желания. Авторитетные люди давали мне указания, что делать, о чем думать, как жить. Я выполняла чужие, навязанные мне желания и от этого чувствовала болезненность и усталость. Постепенно во мне созревала твердая воля уйти от очередного тирана, но на смену ему приходил другой. Таким образом, не только мне, но и всем во­плотившимся в этом мире, жизнь предоставляет свои уроки разбора жизненных ценностей: семейных, соци­альных, дружеских, религиозных и т. д.

Для меня достаточно сильным тираном оказался на вид очень мягкий и добрый человек, которого я приняла как учителя. Поиск новых таинственных знаний привел меня к одному законспирированному экстрасенсу. Он был в два раза меня старше и занимался с группой уче­ников. Я договорилась с ним об индивидуальных заня­тиях и материальной плате за них. Он мне рассказывал интересные истории о себе, а также преподавал теорети­ческие и практические знания. По профессии он был химик и иногда в качестве испытания своего организма пробовал принимать небольшие дозы разных ядов. Иногда этот человек попадал в реанимацию, и врачи недоумевали, не зная, какой поставить диагноз. В итоге из тяжелого состояния он выкарабкивался и продолжал свои исследованиядальше.Таквреанимации экстрасенс побывал три раза. Но после этих случаев сознание у него сильно изменилось, и в нем начали проявляться различ­ные психические способности...

Как-то он мне сказал, что я часто выхожу из тела, сама того не замечая. Я его не поняла правильно, думая, что он говорит о том, что я иногда отключаюсь и блуж­даю в своих мыслях. Мне он рассказал о своем методе выхода из тела: «Необходимо три-четыре дня голо­дать, на третий день в двенадцать часов ночи лечь на левый бок и провести медитацию на гипофиз и гипота­ламус, так замедляются все внутренние функции в ор­ганизме, подвернуть колени к грудной клетке, таким образом уменьшается потребность в дыхании, возника­ет состояние анабиоза». Далее он говорил мне, что свое «я» нужно вывести из тела и превратить его по длине волны в квант света, ориентироваться на мир как на абсолютно черное тело. Он сказал, что когда свое «я» начнете превращать в квант света, то почувствуете вспышку света, при этом необходимо обязательно ощу­тить ту дверь, через которую вы вышли. Я поняла, что передо мной человек, действительно умеющий выхо­дить из тела, его метод проверять на себе по некоторым причинам мне совсем не хотелось, чудес он мне ника­ких не показывал, он был скромный и незаметный, но тем не менее у меня возрастало к нему уважение и доверие. Начать мою практику он решил с отрегулирования питания и выполнения медитаций на легкие предметы. По неопытности мне захотелось сконцентрироваться не на легком предмете, а на сложном. Я решилась попро­бовать на телевизоре. Потом перешла к старому ико­ностасу, который стоял у нас дома. Я настроилась мыс­лью и чувством на него, впав в пространное, отрешен­ное состояние, постояла около него. В итоге ночью под утро во сне, понимая, что уже не сплю, а просыпаюсь, я с ужасом и призывом о помощи к своему новому учителю тащила непонятную тонкую структуру из ико­ностаса к своему телу. Казалось, что энергетический шнур, возникший между иконостасом и телом, от на­пряжения не выдержит и вот-вот лопнет. Вдруг в ком­нате возник образ моего брата, который сказал: «Что здесь происходит?» После этого энергетический шнур что-то перетащил в меня, а одеяло превратилось в образ мертвого учителя с застывшими глазами. Я окончатель­но проснулась. На следующем занятии я рассказала своему наставнику о том, что случилось со мной во сне, и о моем призыве помощи к нему. Призыв он не услы­шал, а выполнять медитацию временно запретил.

Через несколько дней во сне я ощутила странное зондирование извне на уровне третьего глаза, будто кто-то по спирали старался проникнуть в меня. Я по­нимала, что сплю, мне не понравилось это ощущение, я рассердилась и проснулась. Своему учителю я ничего об этом не сказала. Прошло время, зондирование во сне повторилось, я опять рассердилась и проснулась. Так было несколько раз. В это же время со мной случилась еще одна непонятная вещь, учитель как-то за чаем угостил меня апельсином, в котором мне почудилось нечто странное. Но все равно, думая, что мне вечно что-то мерещится, я съела его и чуть позже очень не- ожидание для себя начала ощущать сильное неудовле­творенное сексуальное желание. Я не понимала, что со мной происходит, откуда приходят желания, я не испы­тывала ни к кому чувства любви. На шестом занятии учитель был необычайно внимателен ко мне, он сказал, что зло всегда побеждает. Я воспринимала мир отрица­тельно, но не настолько плохо, поэтому мысль, выска­занная моим учителем, до меня не доходила. Я понима­ла, что понятие добра и зла относительно, но не могла согласиться с тем, что зло всегда побеждает. Я не пове­рила его словам и подумала, что он шутит, но, когда я ему об этом сказала, он ответил, что говорит очень серьезно. Во мне, наоборот, была непоколебимая внут­ренняя уверенность, что побеждает всегда добро.

После этих слов я стала задумываться над тем, кем же является в действительности мой учитель. Данное ут­верждение послужило мне последним сигналом, чтобы я прекратила дальнейшее обучение у этого многознающе­го человека, тем более что денег оплачивать следующие занятия у меня совсем не было, и я, занимая деньги у других людей, думала, какое же должно быть духовное обучение: платное или бесплатное. Я сказала ему о своих финансовых затруднениях, но он сделал вид, что не слы­шит меня. Через несколько дней у него сгорела дача, и я опять спросила: «Должны ли духовные знания оплачи­ваться?» Он сказал мне о том, что ему надо отстраивать свой сгоревший дом и что он в трудном материальном положении. Я поняла, что он не задумывается о проис­ходящих в его жизни событиях. Позже мне стало ясно, что оплата за обучение должна иметь меру, ту меру, ко­торую может отдать ученик, благодаря растущей в душе благодарности за приобретенные знания. Эта мера у каждого человека своя. Например, Л. Рампа считает, что «по-настоящему обученный человек никогда не возьмет денег за оккультные услуги — это снижает уровень его собственных вибраций». Учитель, берущий с ученика больше денег, чем позволяет ему его мера, сам подверга­ется опасности. Совсем не платить ученик тоже не может, потому что внутренняя благодарность учителю должна реализоваться в виде оплаты или подарков или физичес­кой помощью в какой-то работе по дому и т. п. Все это должно происходить именно по внутренней мере самого ученика. Если ученик не хочет как-то оплачивать заня­тия и учитель этого тоже не хочет, в таком случае отраба­тывается их совместная карма, и учитель и ученик связа­ны с друг другом не одной жизнью...

Я придумала вескую причину и рассталась со своим учителем, странные сексуальные желания исчезли, я стала такой же, какой была раньше. Этот этап моей жизни воспринимался мною как самое большое одино­чество и дно, на котором я оказалась.