Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Послания

«Необходимо такое качество сознания, которое во сне и наяву скажет одно... Часто сон искреннее бодрствования...»

«Живая Этика»

Однажды мне позвонила читательница и пригласила в свое сновидение; мне было странно это услышать, и я сказала ей: «Не знаю, захочу ли я». Прошло время, и мы с ней встретились. Она пришла ко мне с космичес­ким посланием, которое получила ее духовная настав­ница для нее, но в части текста, вероятно, говорилось и обо мне. Я приведу часть ее послания: «Учитель явит­ся во сне. Ее (при получении телепатического послания текст велели исправить: заменить слово "его" на "ее") сумей ты встретить и приветить. И книгу прочитай, и действуй, и цари во сне, и наяву царить ты станешь, коль ситуацию во сне предваряешь работою своей. А сомневаться ты не смей, ребенком будь, но воин ты отныне, один, и все зависит от тебя. Во снах твоих, что шли тебе доныне, так мало сделала, но это поняла. И ты твори, каналы все другие откроем постепенно, один и за другим. Ты будешь видеть все и слышать уж, и знать, коль будешь всем любви желать, да и себе от­ныне». После получения послания ей попалась моя 1-я часть, где ее привлекло два слова — «воин» и «сно-видящим». Она прочитала ее и, как говорится в посла­нии, начала действовать, позвонила мне и пригласила в свое сновидение. Когда мы познакомились, мне по­казалось, что я ее знаю давно. Она не умела програм­мировать сны, ее сновидения были неосознанными и неуправляемыми, то есть данный человек не обладал в этом плане никаким опытом. После ее первого звонка я увидела во сне странный знак, который не могла объяснить; только после посла­ния я поняла, что это знак нашего объединения, то есть пришедшая ко мне молодая женщина относилась к восточному направлению энергии «ветров». А я, когда читала К. Кастанеду, поняла, что отношусь к южному направлению. Я никогда не считала себя последова­тельницей Кастанеды. Путь его группы для меня был просто нереален, потому что я не мыслила жить без своей семьи и, что самое главное, пока я не чувствовала в себе желания идти этим путем, может быть, потому, что еще многого не понимала. Мне казалось, что дан­ный путь жесток, груб и что это значит — дорога в никуда. В традиционных духовных учениях каждый путь духовно развивающегося человека ведет к Творцу. А здесь к Свободе, но «я уже отдан силе, что правит моей судьбой». «Воин находится в руках силы, и его единственная свобода заключается в том, чтобы вести безупречную жизнь». Но вести безупречную жизнь — это и есть стремиться к Совершенству. Творец, Свобо­да, Сила — с одной стороны, это понятия разные, для каждого значимо что-то свое, благодаря сложившимся представлениям о мире, но с другой стороны, эти по­нятия так и остаются отвлеченными, непознанными... Также мне не хотелось себя ни в чем ограничивать, та дорога, по которой я шла, была моим «путем сердца», а на этом пути самоограничение невозможно, иначе путь не будет радостным. («Самоограничение — самый худший и злостный вид потакания себе. Поступая по­добным образом, мы заставляем себя верить, что совер­шаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в дейст­вительности только еще больше углубляемся в самолю­бование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности». К. Кастанеда.) Несколько раз в сновидении через текст книги Фло-ринды Доннер «Шабано» я выходила на разговор с ней. Она меня спросила: «Почему я не хочу идти путем группы К. Кастанеды?» Я ей ответила так, как думала в то время: «Не лежит душа идти этим путем». Я почув­ствовала, что она посмотрела как бы в глубь меня и увидела там что-то из моего настоящего, ей стало все ясно, мне — нет... Мы мысленно разговаривали в чер­ной пустоте, она сказала мне, что я и она много индуль-гируем, это наше препятствие, я спросила про Карлоса. Она ответила мне, что он гоняется за птицей свободы...

Однажды мне приснился сон, в котором я смотрела фильм о доне Хуане, я вошла в фильм, в то место, которое видела. ЭЙго были скалы, дон Хуан, я и еще одна женщина находились между скал. Появился ветер. Он был очень сильным, мне крикнули: «Прячься за выступ скалы, иначе снесет». Я спряталась, но ветер нашел меня там, горячим порывом он продул мне все легкие, все тело, ощущение было приятное, но меня разбудили, и я не продлила это ощущение, потому что быстро вышла из сновидения...

Одновременно с появлением женщины восточного направления появились и женщины, относящиеся к западному направлению «ветров» и к северному. «Се­верная» женщина только начинала проявлять интерес к области астральных проекций, ее астральный двойник был достаточно сильным, и она, не зная этого сама, иногда приходила ко мне в сновидение за помощью, когда это было действительно необходимо. Я даже ска­зала ей, что нам необязательно встречаться на физичес­ком плане. Астральный двойник мудрее и лучше знает, куда ему идти и что делать. Но, несмотря на сильного астрального двойника, у нее не было того целеустрем­ления, того желания вступить на дорогу сновидений. Она не была готова. Душа должна созреть для осознан­ных сновидений, должна с радостью выбрать свой новый путь, лучше понять все на внутреннем опыте, а не выслушивать бесконечные объяснения со стороны и все равно действовать по-своему. Жизнь нам дана для реализации наших желаний, а каковы они и что значит безупречная жизнь, каждому предстоит разбираться самому...

Женщине-«востоку» снился во сне эпизод — круг, поделенный на четыре части, в каждой из которой пере­мещалась определенная энергия. Она видела это как бы в абстрактном виде, а я увидела круг из четырех жен­щин, которые взялись за руки, их объединяло одно истинное для всех желание, они стояли в осеннем со­лнечном лесу. Все это я увидела в одной из медитаций и поняла, что нам необходимо собраться всем вместе и уехать в лес, а там в состоянии выключенного внутрен­него диалога взяться за руки и мысленно проговорить текст, который мне тоже пришел во время медитации, и я автоматически его записала. В книге К. Кастанеды «Дар Орла» описывается, что только «в исключительных обстоятельствах эти четверо могут соединять свои руки, ибо их соприкосновение сливает их в единое существо и должно совершаться в случае крайней нужды или в момент покидания этого мира». Что-то мне говорило, что исключительные обстоятельства настали, время со­ответствует. Я повторно прочитала Кастанеду, то, что он пишет о женщинах-сновидящих, когда уже пришла ко мне данная информация и был определен мой выбор этих женщин-сновидящих. Книга только подтверждала мое действие. «Восток» определялся Кастанедой так: «Это порядок. Она оптимистична, беззаботна, обходи­тельна, как устойчивый бриз». Все это соответствовало женщине, пришедшей ко мне с посланием. Другая, относящаяся к западу, была женой академика. В первый раз, когда я ее увидела, я обратила внимание на ее глаза, в которых таились безумство и печаль. Я почувствова­ла, что она энергетически заражена. Мне захотелось ей помочь, и я объяснила ей, как делать ритуал пен­таграммы. Через несколько дней она сказала мне, что почувствовала сильную боль в солнечном сплетении и увидела как бы экран, на котором уносились вдаль черные сгустки. После этого ей стало легче. Она вы­полняла раньше медитацию, и перед ней не очищала окружающее пространство, поэтому, вероятно, и зара­зилась чужеродной энергией. У Кастанеды написано: «Западные женщины временами были безумны, но в другое время представляли собой воплощение жесто­кости и целеустремленности». Эта женщина-«запад» очень стремилась к действию, ей хотелось выполнить тот обряд, который был дан мне во время медитации. Но ее противоположной стороне — «Востоку» — не хотелось спешить в этом деле, она сказала мне: «Ты подумай, ведь в лесу собираются ведьмы. Я тебя совсем не знаю, вижу только второй раз, и неизвестно, какая сила этого хочет». Было очень странно то, что она сомневалась, я решила подождать. Для меня лес был храмом, вибраций людских мыслей в нем было мень­ше, чем в городе, и я предлагала дневное время... Все свои интуитивно пришедшие мысли, видения я пыта­лась осознать, точно понять: что это и кто передает. Ответы приходили, но передать их «восточной» жен­щине я не могла, потому что считала, что к ней это тоже должно прийти лично, а не от меня. Тем более что она сомневалась. Я понимала, что здесь что-то не так, мне хотелось получше понять данную ситуацию, и я стала ходить по «кругу», пытаясь уловить саму суть — сердцевину «круга». Осознанные, а в большей степени неосознанные со­мнения «восточной» женщины несли мне боль. Я не могла из-за этого выстроить ниточку связи в ее снови­дение, чтобы лучше разобраться, в чем тут дело. Я объясняла ей больше, чем нужно, но понимание сокро­венного оставалось как бы закрытым для нее. Приот­крывая сокровенное другому человеку, необходимо быть очень осторожным, я была неосторожна, поэтому после общения с «восточной» женщиной у меня внутри появлялась душевная боль. Она меня спрашивала: «Ты идешь к совершенству, а какому? Ты хочешь помочь Земле или человечеству? Тебе нравится серенький рас­свет? Серенький?!» Во мне появлялась неуверенность оттого, что я вдруг не так что-нибудь скажу, не то слово. Можно много говорить, но, не пройдя опыт, разговоры останутся только разговорами, наше общение было на уровне слов. Я начала отражаться, то есть сомневаться в ней, в том, что она воин...

«Восточная» женщина пошла к своей наставнице и получила новое космическое послание, в котором было сказано обо мне следующее: «Так она открыта всему-всему, что нет барометра в ее душе такого, чтоб точно она отличала, откуда то идет. Уж слишком рада все новому тому, и этим ее увлекают в сети. У Бога тебе уготовлена дорога, была лишь та, и ты по ней идешь и изначально в ней два начала и теперь еще живут». Я задумалась, в душе я верила своим истинным стремле­ниям ко всему Светлому, я не могла стать игрушкой в руках темной силы, в этом я была глубоко уверена. Послание казалось мне не совсем верным, потому что именно сердце, являющееся главным барометром, не принимало этот текст. Но на все должна быть причина, мне хотелось понять, почему наставнице «восточной» женщины пришел такой текст. Возможны ли искаже- ния? Во мне они или в данном послании? Я не понимала и в состоянии медитации еще раз, чтобы рассеять новые сомнения, спросила: «Какая сила предложила мне дан­ный обряд?» Мне пришел достаточно убедительный ответ, я верила данной силе. Тогда я попросила, чтобы она сама передала женщине-«востоку» всю информа­цию. «Восток» много говорила о стремлении к Совер­шенству, и мне казалось странным, почему она сомне­вается во мне и не чувствует такого же доверия ко мне, которое возникает тогда, когда кажется, что человека знаешь очень давно и на бытовом уровне не нужно множество слов подтверждений этого знания. С каждым нашим длинным разговором мне казалось, что я убедила ее в том, что я стремлюсь к истинному Совершенству так же, как и она, но в ней все равно оставались сомне­ния. Время шло, когда за спиной ощущаешь «главного советника — смерть», оно особенно значимо, то есть даже время вечности может быть очень ценным, когда знаешь, что второго шанса судьба тебе может и не дать, потому что момент твоего выбора прошел... Я почувст­вовала, что время соответствия кончилось: «...Поединок темных с Иерархией есть лишь упущенный срок, так нужный для созидания» («Листы сада Мории»).

Во время полнолуния на меня, «западную» и «вос­точную» женщину было совершено астральное нападе­ние. Мне снилось, что ко мне пришла соседка с незна­комыми людьми, и все они уверенно прошли мимо меня на кухню, а я у двери неожиданно почувствовала, что теряю сознание, я осознала сон и проснулась. К «Востоку» в сновидение домой пришла незнакомая женщина и сказала, что она от ее знакомой, потом она обняла ее и поцеловала в шею. «Восточная» женщина потеряла сознание. На следующий день у нее заболело горло. Днем «Западу» приснилось, что у нее в гостях две молодые женщины разговаривают с мужем в его каби­нете. Она пришла в кабинет и старалась услышать их разговор, но голова ее падала, и она теряла сознание. Усилием воли она приподнимала голову, но та снова падала. Сновидящая очень старалась удержать свое со­знание, но ситуация повторялась, как будто ей не хва­тало энергии. В это же время я, делая свои домашние дела, увидела «западную» женщину, и мне интуитивно захотелось мысленно окружить ее несколько раз огнем. Думаю, поэтому она все-таки не потеряла сознание во сне. Сопоставив эти сны, я поняла, что всех нас посе­тили темные сущности, но на то, что «Восток» потеряла сознание и не проснулась, я, к сожалению, не обратила внимания. Я попросила ее получить космическое посла­ние у ее наставницы для меня, мысленно я просила, чтобы ответ послания был истинным, потому что в предыдущей информации я сомневалась. Сама я в со­стоянии медитации задала вопрос: «Кем является на­ставница «восточной» женщины?» Мне пришел ответ: «Служительница правды, просветления». Я спросила: «Мы связаны с ней в нынешней судьбе?» Автоматичес­ки я записала: «Незримы узы ваши, но не время, сказать тебе всего я не могу». Наставница «Востока» вызывала во мне доверие, но что-то было не так, потому что внутри меня нарастала непонятная боль. Боль является показателем, что зло находится рядом — внутри чело­века или вовне. Я пыталась разобраться, найти причину появления этой боли. Я думала, что, может быть, «вос­точная» женщина несет мне ее своими сомнениями. У меня возникали мысли расстаться с ней.

Прошло время, женщина-«восток» принесла мне космическое послание, полученное своей наставницей. Текст послания был такой: «Как много пламенного трепета в твоей душе, объять ты хочешь весь мир, и не один, но ты одна со своей душою ведешь нескорый разговор. Не споря, но очень часто, когда прекрасно уж на душе, подстерегают другие муки. Вот так в разлуке душа к душе, бывает, рвется, что остается на той стезе? Все потому, что на дороге Учителя твои стоят. А ты внимаешь и не внемлешь, о чем порою говорят они тебе. Они приходят к тебе убогим стариком, старухой гроз­ною, девчонкой, мальчонкой дерзким и женой, что вроде бы тебе лишь внемлет, следит лишь взором за тобой. Учитель твой приходит мужем, что в трудную минуту нужен, а в радости тебе лишь быть одной твоя душа желает. Что же делать? Коль так бывает, слепа и зряча твоя душа. А как иначе прозреть должна? Внимай ты чаще голосу других, земные люди по крупице пере­дадут ученье для души, переживаешь — не молчи, мол­чать ты хочешь, ответь себе — зачем, сказать ты хочешь, спроси себя — кому, почувствуй сердцем лизость ту. Ничто не прочно, не вечно, не случайно, лишь любовь, дари ее любому. Бывает, мыслей змей клубок, тебя ж они кусают, и может укусить одна змея другую, скорей ты на лету поймай греховну мысль, роптая. Вопрос тот, почему, почаще задавай и получай ответ, иди ты далее. Исправляя за шагом шаг и выверяя любовью лишь одной. Любовь — твое лишь сито, душа не грязное корыто, не нужно принимать в нее лишь все, а только то, что нужно. Не вовлекай в пустой затее людей душев­но дорогах, бывают даже сети на тропах золотых. Иди к Учителю прямой дорогой вверх, лети, не обернись ни разу, пусть гром и звуки, крики о мольбе, лети, переле­тая через океан космической любви от фиолетового цвета через звезды, их такая густота, что вынырнешь в «раю», покажется бело, светло, кругом благоухает, бла­годать — и встретишься там с ним. Путеводитель будет голубь, лети за ним. В молитву ты оденься и в звездный верх лети. Откроется пусть истина тебе самой. А то ее приносят, бывает, те, кого не просят. До встречи. Путь — любви и нить твоя из сердца твоего к Творцу вдет, по ней иди и ты, и пусть душа твоя отринет то, что путало доныне». Прочитав послание, я заплакала, в мыслях благодаря и наставницу «Востока», и Высшие Силы за эту весть. Трудно выразить словами тот поток Космической Любви, который я ощутила, как будто душа от радости взлетала в небо, в неизмеримую чистоту света и тепла. К Учителю можно идти путем раскрытия сердца, душа — производная тела, дух — производная души. Душа идет к Учителю путем сердца. Один из Учителей — это собственный дух.

Через несколько дней после получения послания в дреме я запланировала выход из тела, вышла и подума­ла, что сейчас отправлюсь к Учителю, встречусь с ним, от этой мысли во мне возникло такое взбудораженное счастье, что вся моя энергия улетела на эту эмоцию, и я просто упала в тело, проснулась, думая о том, что надо быть более умеренной. Такая буйная радость мне только помешала, опять я не достаточно контролирую свои эмоции, в голове пронеслась мысль: «Еще не время...» После этого послания «восточная» женщина стала со­мневаться в «западной». Я предложила ей, чтобы они встретились без меня, так как энергии их противопо­ложны, они бы просто дополнили друг друга и лучше бы во всем разобрались. Но «Восток» не хотела встре­чаться с «западной» женщиной. «Западная» сновидящая попросила меня, чтобы я получила послание для нее, если это получится. В состоянии медитации я получила такой текст: «Тяжелые дороги кармы с печатью ведьмы пролегли...» Получив это послание, я потеряла листок, куда его записала. И когда «восточная» сновидящая спросила, что я получила о «западной», я сказала, что там были слова «с печатью ведьмы». Сомнения в «Вос­токе» увеличились, мне стало больно от ее недоверия, во мне опять появилась мысль: «Может, мне лучше с ней расстаться? Почему она так осторожна, почему не хочет помочь «западной» женщине, почему боится опыта? Она совсем не похожа на воина, не готова». Как-то проснувшись рано утром, моя душа захотела написать ей письмо. В нем я писала о том, что в воине заложена сила победы, о том, что он не боится опыта, через опыт воин получает знания, что она промедлила в действии... Если опыт отрицателен, воин проходит через «распя­тие» и «жертву», таким образом, испытывая боль, анни­гилирует зло, но награда высока. Новые знания и обре­тенная уверенность важнее сомнений, их не разрешить на уровне слов, их можно разрешить только на деле, испытывая данную ситуацию. Воин любит всех и может помочь всем и тем, кто имеет «печать ведьмы»... Все мы разные, но Космическая Любовь — громадный поток, который не может ничем загрязниться, Солнце светит для всех... «Лучше ошибайтесь в действии, не­жели в бездействии. Дерзание в действии уже в самом себе содержит оправдание, нагнетая и тем умножая энергию. Разве огонь дыхания будет зажжен бездейст­вием» («Листы сада Мории»). Отдав это письмо, я рассталась с «восточной» женщиной, мне хотелось, чтобы Высшие Силы дали подтверждение на общение с ней. Та Сила, к которой я обращалась, чтобы она напрямую передала ей всю информацию, передала ее снова через наставницу в виде рисунка — непонятных линий. Этот рисунок являлся дверью для нее, необхо­дима была медитация на этот рисунок, но время шло, а рисунок оставался все также рисунком, а не дверью для нее. Я понимала, что любой момент времени неповторим и все сделанное вовремя несет суть дан- ного момента времени. Придет другое время, и будет другая задача. Но та, что не сделана в нужный момент, остается кармическим вариантом, и, может быть, не­выполненная задача реализуется в одном из параллель­ных миров теми же людьми-двойниками. Поэтому ни­когда не стоит сожалеть об упущенном моменте и винить себя или других за неготовность, на препятст­виях и ошибках учимся... Мне не хотелось больше ждать, когда «восточная» женщина поймет истину, когда истина к ней придет не из послания, полученного ее наставницей, а собственный дух — дух воина — скажет ей об этом. Я решила отвернуться от этой ситуации, не вмешиваться в нее, а как бы поплыть дальше по течению своей судьбы.

В одной из медитаций я спросила, что означала дан­ная ситуация, происшедшая в наших отношениях с «восточной» женщиной, пришел такой ответ-послание: «Та женщина — цветок, бутон нераспустившийся — ре­шала за тебя с позиции своей. А ты сама ее измерь — позицию ее. Так меру мер найдешь — вы не равны. Вибрации энергии души у вас не совпадают... А ты ошиблась, уровняв ребенка с воином, как ты, которого желала встретить. Несоответствия твои — твоя лишь тень. Жди снов... Ответы в них придут, и ты узнаешь, в чем истина была*. Данное послание принесло мне по­нимание пройденной ситуации. В дальнейшем я не стала пытаться овладевать техникой автоматического письма, я поняла, что на это уходит много энергии... '

Тем временем «западная» сновидящая, не дождав­шись, когда я передам ей послание о ней, получила автоматическим письмом следующие ответы. Она ска­зала мне, что ее рука не могла не писать. Вопрос: «Что со мной происходит?» Ответ: «Ты жаждешь знаний, дочь моя. Ты их получишь, будь скромна. Твоя дорога нелег- ка, но сила жажды велика. И ты пройдешь ее сполна». Вопрос: «Кем является для меня мой муж?» — «Ты вы­бралась на этот путь, о слабости своей забудь. Он твой наставник, бич и друг, ты рядом с ним избавишься от пут. Будь терпелива и добра, огня стремленья не гаси, жди наставлений на пути». — «Мне очень одиноко». — «Ты не одна, ведь мы с тобой. Мы поведем тебя с собой. Отныне ты не будешь спать. Пред нами ты должна предстать». — «Это что, может, моя фантазия?» — «Со­мнения свои смети, они мешают на пути». — «Я хочу познать истину». — «Еще не все ты в жертву принесла. У истины огромная цена. Для истины ты умереть долж­на». — «Как — физически?» — «О нет, ты прежняя умрешь и обновленная придешь. На этом мы закончим диалог, иди, ложись и принимай урок». Сновидящая «Запад» не успела спросить, кто ей отвечал на вопросы, но когда она заснула, то в сновидении увидела семь старцев...