Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Переплетения сновидений и действительности

«Мир магов — обманчивый мир, недоста­точно понять его интуитивно. Каждому нужно усвоить его также интеллектуально. Вопреки тому, во что верят люди, маги не практикуют мрачные эзотерические ритуа­лы, но стоят впереди нашего времени. А суть нашего времени — это разум».

Флоринда Доннер, «Жизнь в сновидении»

Когда ко мне пришла первый раз «восточная» жен­щина с посланием, она мне снилась, и мне нравились те астральные места, где я ее видела. В одном из сим- волических снов среди множества людей я вместе с тремя другими женщинами отделилась от общей массы. Это для меня было странным, мы сели за квадратный стол, по своим сторонам света, и нам другая женщина подавала еду. Эта другая женщина, вероятно, была ду­ховной наставницей «восточной» сновидящей. Она меня очень внимательно рассматривала, оценивала, я ей позволяла просмотреть в себе все, то есть была пол­ностью открыта для ее восприятия. Я была реальной — такой, какая есть и на физическом плане. Мне хотелось одного: чтобы меня оценили верно. Мы ели, в моей тарелке, кроме овощей, лежал кровавый кусок мяса (первое неверное послание), я не стала его есть. Счита­ется, что, когда люди вместе едят за столом, их ауры объединяются, и все обмениваются энергией, становят­ся как бы друзьями.

Перед встречей на сновидящую «Запад» и ее мужа-академика я сделала запрос у карт «Таро», сновидящая несла значение — «рок», а ее муж — «разрушение». С этими значениями они выпадали несколько раз, и при встрече с ними я была достаточно осторожна, мне хо­телось понять, что означает для меня в данных людях «рок» и «разрушение». Потом пришло послание со сло­вами: «...Этим ее увлекают в сети». «Западная» снови­дящая приходила ко мне в сон. Она переместилась через дверь и села в прихожей, я сразу почувствовала, что в доме кто-то появился, отошла от тела, представив себя одетой, пошла в прихожую (привычки в физическом мире проявляются в астральном автоматически). Она сидела там грустная, с поникшей головой. Увидев меня, предложила: «Пойдем в лес». Я ответила: «Ты что, хо­чешь ночью идти, прямо сейчас? Еще не время, нужны три условия...» В своем сне она не помнила, что прихо­дила ко мне. Другой раз сон был аналогичен, только просьба была написать ей послание. То есть в этих двух случаях срабатывало ее сильное желание; вечером перед сном она думала о нем, поэтому один раз пришел ко мне в сон ее астральный двойник, а в другой раз ее мыслеформа. Как-то она мне рассказала, что побывала в прекрасном астральном мире цветов. Цветы были не­обыкновенно красивыми, таких ярких красок не суще­ствовало в природе на Земле. Я попросила ее, обращаясь к астральному двойнику сновидящей: «Возьми меня с собой в мир цветов». Через некоторое время у нее про­изошел выход на эфирно-астральный план. Она помни­ла о моей просьбе. В своем сновидении она видела меня, что я ее жду, но в ней возник страх, и она вошла в тело, прося меня подождать и не уходить. Снова вышла, снова появился страх, вошла в тело. Сновидящая видела меня, что я продолжаю ее терпеливо ждать. Новый выход, повторный страх, вход в тело. Я не помнила своего сновидения в тот день и сказала ей: «Может быть, это была не я, в астральном мире под видом кого угодно может прийти кто угодно». Она ответила, что я была очень спокойной и терпеливой, и она была уверена в своем сновидении, что это я. Я предложила ей в сле­дующий раз, если это случится, спросить мое имя, у каждого человека есть свой вибрационный код — свое сокровенное имя.

Как-то снова днем, среди домашних дел я увидела «западную» сновидящую, душа ее вопила от страха. Я перекрестила ее, наложила на ее изображение крест и сказала: «Не бойся, ничего страшного нет». В следую­щую нашу встречу я спросила: «Что у тебя случилось?» Она сказала мне, что заснула днем и увидела себя в подвале своего дома, там шли какие-то люди, затем там шла женщина, одетая в белое, сопровождаемая стражей, она обернулась и увидела прячущуюся сновидящую. Женщина сказала: «А это что еще такое?» В этот момент сновидящую охватил неконтролируемый страх, кото­рый постепенно усилился, и она проснулась...

Однажды при общении с «восточной» сновидящей, ощущая в себе непонятную нарастающую боль, я в по­слании, полученном для нее, услышала слова, которые были значимы и для меня: «Береги свой канал от злых сил». Я подумала про себя: «...И так она открыта всему». Я поняла, что потеряла свою бдительность, и подумала о том, что надо беречь свой канал. На то, почему внутри у меня появилась такая боль, я думала, что отрабатываю свою карму, и страдаю заслуженно. Во сне я запрограм­мировала сон, чтобы узнать самый тяжелый свой посту­пок из прошлых воплощений. Я узнала его, и в нем я была связана «роковым» образом с «западной» сновидя­щей. Но мне казалось, что мера испытываемой мною душевной боли завышена, и я мысленно спрашивала Высшие Силы о том, что происходит со мной. После фразы — «береги свой канал» — я захотела проверить через сновидение, как обстоят дела с моим каналом.

В сновидении я вышла из тела в свою комнату и подошла к приемнику, в моей голове зазвучали незна­комые слова, как будто кто-то читал мантру для меня; я потрясла головой, желая выкинуть из головы не мой текст, но он оставался ясно слышимым и спокойным, то есть во мне как бы работало радио, которое не вы­ключалось и полностью от меня не зависило. Осознав сновидение и то, что звучащая во мне мантра не мой придуманный образ сновидения, я сразу же мысленно выразила намерение — твердо повелела себе убрать это . влияние и почувствовала, как в моем теле сновидений с головы вверх уходит поток энергии. Я проснулась, чувствуя себя гораздо лучше. На следующую ночь я снова вышла в свою комнату и услышала у себя в голове как бы радиоспектакль, в этот раз речь была мне понят­на, и я подумала, что мой муж смотрит телевизор и надо сказать ему, чтобы он сделал звук потише. (Снова в сновидении проявился мною выработанный стереотип восприятия физического мира, а не астрального.) Я проснулась, встала с кровати и с ясно слышимым звуком в голове прошла на кухню, где у нас стоит телевизор. Я была очень уверена в том, что телевизор работает, так как слышала его, уже проснувшись и идя на кухню. Но, оказывается, телевизор не работал и муж спокойно спал в комнате. Я опять мысленно выразила твердое наме­рение, то есть приказала невидимым «эксперимента­торам» прекратить воздействие на меня. На следующую н< п> я вышла из тела и подошла к нашему телефону; неожиданно я поняла, что теряю свою волю, что осо­знание сновидения начинает уплывать от меня не по собственной воле. Усилив осознание сновидения, я приказала себе убрать постороннее воздействие. Я уви­дела, как с моего тонкого тела в разные стороны посыпались маленькие яркие искры.

Так подряд три ночи в своих сновидениях я опреде­ляла невидимое вмешательство извне. («Дон Хуан особо подчеркнул, что внимание сновидения — ключ к любо­му движению в мире магов. Среди множества вещей, присутствующих в наших снах, имеются объекты, ко­торые являются результатом энергетического вмеша­тельства. Они внедрены в наши сны извне посторонни­ми силами. В умении находить и отслеживать их и состоит искусство магии». К. Кастанеда.) На третий день после моих запрограммированных проверок я про­снулась не усталой, а отдохнувшей. Мне было хорошо, непонятная боль исчезла.

Позже, чувствуя негативное чужое влияние, я научи­лась направлять ответный удар по этому же каналу воз- действия на меня, который высвечивался как луч. Од­нажды, определив вмешательство извне, я попробовала сжечь того, кто воздействует на меня, и сразу же у слы­шала женский голос: «О, не надо кусаться». Я удивилась, подумав, что это бред, и все же усилила свое обратное воздействие. С тех пор я стала поступать так всегда, у меня не было больше сомнений и сожалений по этому поводу, во мне рождалось чувство безжалостности. В книге Д. Максина «Любовь и сердце беспредельности» очень верно описаны злые потоки: ощущение раздвоен­ности, дезинформация (ложный стыд), паралич воли (ложная совесть), страх (ложное мужество). Приведены знаки, которые уничтожают космозло. В дреме я про­смотрела знаковые законы, они светились, перемеща­лись, были как бы живыми, но использовать их мне не хотелось, потому что автор книги, на мой взгляд, пере­дал очень сомнительную информацию о Ленине.

После того как я решила расстаться с «восточной» женщиной, мне захотелось проверить все-таки, почему «западная» и «восточная» женщины оказались не гото­вы к встрече с друг другом. Что на них влияет? Где мои «сети»? Я запрограммировала сначала сновидение на проверку «западной» женщины. Я пришла к ней в сон, ничто в ней не вызывало во мне внутреннего протеста, я решила проверить место, мужа рядом не было. Я в одежде легла рядом с ней спать и как бы провалилась в полную бессознательность. Когда я проснулась во сне в своем сновидении, то стала проверять, все ли в по­рядке с телом. Так я проверяю тело в состоянии дремы, когда просыпаюсь усталой и не помнящей свое снови­дение. В данном сновидении я обнаружила в своем тонком теле вставленную пластину на уровне позвоноч­ника от Свадхистаны до Анахаты. «Что это?» — мыс­ленно спросила я и ощутила что-то чужеродное; мне захотелось избавиться от этого инородного предмета. Я проснулась и в состоянии дремы долго убирала из себя загадочную пластину, сначала у меня ничего не получа­лось, но я усиливала твердость своего намерения, и в итоге она растворилась. Когда я спросила «западную» сновидящую: «Что снилось тебе в ту ночь?» — Она ответила мне, что в эту ночь была одна дома и почему-то очень боялась спать.

На следующий день в программируемом сне я при­шла в сновидение к «восточной» женщине. Я увидела ее на одной из лекций и села с ней рядом. Мы говорили с ней — ее астральным двойником — о ней же как о человеке; астральный двойник «восточной» женщины сказал мне: «Да, она как человек сомневается, но, может, ты попробуешь снова...» Я ответила, что, может быть, и буду общаться с ней через сны, если захочет этого моя душа. Мне хотелось говорить с астральным двойником «Востока» наедине, но в видимом мне сно­видении сзади нас рядом сидели импозантные дяди-на­чальники и подслушивали. Я старалась говорить с жен­щиной как можно тише, приблизившись к ее уху, но неприятные дяди придвигались все ближе, и, когда аст­ральный двойник сновидящей сказал мне, что у меня два пути, дяди придвинулись так близко, что все закру­жилось в вихре, и я проснулась. (Два пути есть у каждого человека, в своем эволюционном развитии мы все время выбираем свой путь эволюции или инволюции, ошибки приводят к повторному циклу, к временной деградации; умение понять суть ситуации и не зависеть от астральных эмоций, то есть выбор пути, «который имеет сердце», ведет к развитию человека, к переходу на новую ступень эволюции...)

Эти два сновидения показывали, что на двойников сновидящей, как и на меня, что-то влияет. Я подумала, что в данной ситуации необходима помощь оккультной полиции. Она не раз в сновидениях мне помогала, и я поверила в реальность ее действий, хотя конкретно не знала, что она из себя представляет. Для меня появление оккультной полиции всегда сопровождалось веселым юмором, который вызывал во мне моментальное изме­нение состояния. Даже упоминание другого слова — милиции — вызывало изменение сновидения. Кто-то невидимый появлялся и говорил мне, например: «Это ж надо, как тебя скрутило» — или что-то другое, но с такой же долей юмора. Моя паника, страх или злость, мое серьезное отношение к происходящему мгновенно исчезали. Дион Форчун в книге «Тайное без вымыслов» пишет об оккультной полиции как об «астральной ско­рой помощи»: «Их задача — сражаться с черным оккуль­тизмом и оккультными способами справляться с тем злом, которое возникает из злоупотребления эзотери­ческими знаниями...»

В одном из снов, когда у меня не получилась встреча с Учителем и я всю энергию растратила на эмоцию радости, в дреме я попросила Высшие Силы помочь мне дойти до Учителя, так сказать, проложить дорогу. Мне приснилось, что я иду по дороге и ко мне поочередно подбегают странные молодые люди; ощущалось, что они очень выносливые и сильные. Почему-то по ходу сновидения во мне увеличивалось внутреннее недове­рие в отношении к ним. Они читали мне строчку из стихотворения, она мне была настолько знакома, что я думала, что точно запомню ее, когда проснусь. Меня спрашивали: «Ты идешь к главному?» Я говорила, что иду к Учителю. Потом снова подбегал молодой человек и читал мне следующую строчку стихотворения, снова убегал, кто-то спрашивал про главного, я шла. В этот момент сна меня разбудил мой сын, и я думала, что сновидение не повторится, но в следующем сне меня опять спросили: «Ты идешь к главному?» Я ответила: «Да* — и подумала: «Почему все время говорят "к глав­ному", может быть, Учителей много?» Так несколько раз мне диктовали строчку стихотворения странные мо­лодые люди. Я дошла до непонятного помещения, мне предложили анкету, я должна была ответить правильно на все вопросы. Я стала отвечать, мои ответы были верными, наконец мне задали такой вопрос: «Можешь ли ты брать энергию у людей?» На физическом плане я никогда не брала ни у кого энергию, мне никогда не хотелось ни у кого ничего брать, я всегда считала, что в этом смысле лучше отдавать. Я знала, что космические потоки всегда восстановят потерянную энергию. А тут я ответила: «Да, могу взять энергию у человека, если у него будет избыток и он может заболеть от избытка своей энергии». Мне ответили: «Нельзя брать энергию у людей, ты заразишься, ты не прошла...» Помещение исчезло, на желтом фоне высветились черные буквы: «Тебе нужно...» В этот момент меня разбудили, мне надо было срочно вставать, а благодаря этому я не вошла в состояние дремы и не вспомнила все подроб­ности своего сновидения. Снова много загадок осталось без ответа.

Однажды я почувствовала, что в моем тонком теле произошли какие-то непонятные мне изменения, перед этим я думала об академике, о том, что как человек он очень хороший. Я думала: почему в нем я ощутила виб­рацию «насекомых», что означает для меня «разруше­ние»? У меня было множество дел, но делать я их не могла; мне казалось, что я заболела. Меня клонило в сон, и я решила лечь спать. Мои мысли возвращались к разумным «насекомым». Я не хотела о них думать, но не смогла в достаточной степени проконтролировать свои мысли. В состоянии дремы я увидела снова яркий рыжий цвет, надо мной появилось «насекомое». Из него ко мне тянулись три ноги, которые напоминали щупальца. Одна была соединена с моей головой, другая с шеей, третья соединялась с позвоночником на уровне сердца. Я очень быстро, почти одномоментно, образно постави­ла крест на видимое насекомое, затем пентаграмму, про­говорила молитву, ничего не помогло. В испуге я стала звать на помощь, причем всех подряд: Учителя, оккульт­ную полицию, Ангела-хранителя... потому что помнила о своем негативном опыте, когда произошла как бы парализация моего мыслительного процесса. Вдруг во­круг меня появились горящие огненным светом сущнос­ти. Я их не видела четко, они горели, как солнца. Все вокруг наполнилось светом, они как бы своим присут­ствием обеззаразили окружающее пространство. Я по­чувствовала, что насекомое мертво. «Кто вы?» — спро­сила я, во мне появилась мысль: «Серафимы?!» Я ощу­тила, что не выдерживаю их присутствия, начинаю терять сознание. Затем я почувствовала, что потеряла сознание, и в этот момент усилием воли вышла из со­стояния дремы. Себя я чувствовала усталой и разбитой, но дух и душа во мне радовались невидимому освобож­дению...

После сновидения я задумалась. Странно, почему ко мне пришла мысль, что это были Серафимы. То, что предстало передо мной, было чем-то таким, что я знала, что уже существовало в моем миропонимании. «...Пока это так, увидеть невозможно», — считает дон Хуан. Ви­деть — значит понять суть, видение всегда имеет голос. Тот ли это голос, который внутренне решил, что это Серафимы? Может быть, так прореагировал мой мозг в этом сновидении, потому что я как раз перед этим опы­том прочитала религиозную книгу об Иерархии, в кото- рой упоминались Серафимы. То есть это было лишь отраженным впечатлением, или нет? Действие контакта для меня было реальным, но с кем? После данного опыта я снова задумалась над тем, что в астральном мире яв­ляется воображаемым, а что реально существует, неза­висимо от меня, моего воображения. В каких случаях сознание придумывает подходящий установкам данного мира образ? Правильно ли мое видение, может быть, это всего лишь интерпретация содержащейся во мне инфор­мации? Почему я не увидела этого в виде энергетических полей, их взаимодействий? Какой уровень вибраций внутри меня создает видимость образов в одном случае, а в другом энергетических полей?.. Придуманные созна­нием астральные образы быстро исчезают, они почти не имеют энергии. Реально существующие в астральном мире сущности и существа независимы, в них гораздо больше энергии. Но тогда какая мера этих энергий долж­на быть в человеке при тех или иных контактах с тонким миром? Так энергетически можно создать любое место в астральном мире, созданные образы могут стать сно­видением. В такое созданное астральное место — сно­видение — можно пригласить другого человека, и, если ему хватит энергии, он увидит придуманный другим человеком мир. Если придумывать будет не один чело­век, энергия места будет усиливаться, а значит, его легче будет увидеть и человеку, не обладающему достаточной энергией «тела сновидений»... Из астрально-эфирной материи можно многое создать, но нужно ли это? Со­зданные сновидения возможны и описаны в последних книгах группы К. Кастанеды. Обычный человек неосо­знанно создает свои сновидения силою своих привычек и выработанных представлений. Больше всего мне хо­телось познать не придуманный мир мною или кем-то еще, а реальный астральный мир с независимо сущест- вующими в нем жителями. Я думала об образах женщи­ны, приходившей ко мне в сновидения с детства, о видимом мною Ангеле-хранителе и других. Кем на самом дели они были? Не может быть, что это было просто плодом моего воображения, созданием подсо­знательного. Интерпретировать эти образы можно по-разному, по своей мере описания мира, но эти бездока­зательные образы существовали для меня реально, хотя связь с ними была очень непрочной, случайной...