Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Ошибка

«Всесильны Законы Природы, Жесток их неправильный выбор, Ошибка не бывает случайной...»

Д. Максин, «Любовь и сердце беспредельности»

Одна из позвонивших мне читательниц рассказала про себя печальную историю. Ее единственный сын заболел очень тяжелым заболеванием (воспаление серо- го вещества головного мозга), к которому он пришел постепенно — в четыре года переболел свинушным ме­нингитом, а в четырнадцать лет гриппом, который дал незаметное осложнение на голову. Прошло много вре­мени, болезнь прогрессировала, врачи не смогли оста­новить ее развитие, и в тридцать лет он облил себя керосином и поджег, оставив своей матери предсмерт­ное письмо. Он умер, но в снах приходил к матери и просил о помощи. Она делала все, что могла. Всем серд­цем желая ему помочь, ходила в церковь, молилась, просила Господа позаботиться о ее мальчике, просила его простить сына за совершенный поступок — тяжкий грех самоубийства, но в снах он продолжал приходить к ней и просить о помощи. Она позвонила мне в надежде как-то решить этот вопрос. Я чувствовала ее сильную привязанность к сыну, и первая мысль моя была такой, что она своей болью притягивает своего сына к земному плану и не дает ему перейти выше... Я спросила ее: «Если ваш сын скажет вам в сновидении, что он счастлив, вы отпустите его своими мыслями?» — «Да, — ответила она. Я не буду привязывать его к земному плану, если буду уверенна в том, что он там, в ином мире, счастлив». Я спросила ее: «Вы хотите, чтобы я в сновидении вышла на вашего сына?» Она ответила, что не смеет меня про­сить об этом, только если во мне появится желание, тогда, конечно, она была бы рада узнать, что с ее сыном и почему в сновидениях он просит ее о помощи. «Хоро­шо, — сказала я. — Попробую помочь вам, если полу­чится». На следующую ночь после принятого решения я собралась выйти на ее сына и в состоянии дремы программировала свое сновидение, но в момент про­граммирования появились сущности, отвечающие за карму, и мысленно передали мне: «Его дух сам решил пройти этот негативный опыт. Не вмешивайся. Время осознания жизненного опыта еще не вышло». После полученной информации я переменила свое решение и подумала, что мне надо немного подождать.

Прошло время, я захотела встретиться с этой жен­щиной, чтобы узнать подробности ухода ее сына, так как по телефону она сказала мне странную фразу о том, что его увели с физического плана враги. Я подумала, что провидение ведет ее ко мне, чтобы я, как воин, получше разобралась в данном вопросе. В ночь перед запланированной встречей с этой женщиной я ощущала себя как бы боеспособной и готовой узнать все самой, чтобы при встрече у меня уже был бы результат, кото­рый я могла бы передать ей не по телефону. В состоянии дремы я подумала о ее сыне, во мне было желание понять причину его ухода из жизни. Сразу же в ответ на эти мысли в пространстве я увидела больших «насе­комых», которые обладали громадным уровнем созна­ния. Мне подумалось о том, что для человека такой уровень ментала недосягаем, но их сознание как бы не обладало мудростью, в них не было духовности. То есть это был такой уровень сознания, в котором не было любви. Разумные «насекомые» сразу направили на меня непонятный прибор, луч которого прошелся по всем моим чакрам, начиная от Муладхары. Дойдя до Вишуд-хи, они остановились и, усилив луч, стали воздейство­вать на эту чакру. От неожиданности я растерялась, так как я еще не находилась в сновидении, а была только в состоянии дремы. Пытаясь защититься от неприятно­го воздействия луча, я инстинктивно положила свои физические руки на горло. Все происходило очень бы­стро, я не успела подумать о защите, о помощи. Воз­действие направленного на меня луча усиливалось, мои мысли были медленными, по сравнению с сознанием «насекомых». Между волной мысли я ощущала пустое пространство, я не могла думать, мое сознание-казалось мне парализованным. Вдруг неожиданно появился образ человека, который ощущался мною могуществен­ным и спокойным, внутри меня было знание, что он мне поможет. Я видела его со стороны спины, которую прикрывала длинная мантия. Встав между мной и ап­паратом «насекомых», он поставил большой кристалл на луч, который стал отражаться. Я почувствовала об­легчение, а он несколько секунд отражал удар. Потом он исчез, «насекомые» тоже, а я вышла из состояния дремы и мысленно поблагодарила неизвестного мне человека, который так вовремя помог. Если бы я знала заранее, что так случится, никогда бы не решилась вме­шиваться в жизнь умершего человека. Я необдуманно коснулась неизведанного, я не представляла, в какой степени может быть заблокировано сознание человека помимо его воли.

В этом видении мое сознание выбрало из багажа человеческого восприятия мира определение неизвест­ных существ как «насекомых». Но в человеческом мире таких громадных и разумных «насекомых» не сущест­вует, так что это неизведанное «нечто» искажено чисто моим человеческим, к тому же субъективным, воспри­ятием. Каждый человек может видеть по-своему, на­пример: другая интерпретация видимого — не «насеко­мые», а «живая гора».

После данного опыта я потеряла прежнюю уверен­ность в себе и ясность видения. Я чувствовала энерге­тическое ослабление тонкого тела, нарушение работы чакры Вишудхи. После всего происшедшего я долго не могла уснуть, потом, когда пришло состояние дремы, я запрограммировала сон на исцеление, чтобы мне по­могли астральные целители или более опытные косми­ческие существа. На эту программу сна пришел мыс- ленный ответ: «Справляйся сама». Сначала я была в недоумении от такого ответа, но потом поняла: меня ведь предупреждали сущности кармы о том, чтобы я не вмешивалась. Вероятно, время кармического опыта данной жизни было еще не отработано в тот момент или что-то, еще мне неведомое, что нельзя было пересту­пать, иначе моя просьба была бы удовлетворена — меня бы полечили. Поэтому, как я ни пыталась программи­ровать и следующие сновидения на мое излечение, ни­чего не получалось. Небезупречность действий. А может, такова дорога воина? Победа и поражение всегда рядом. Но воин не ищет помощи и не жалуется. Но если я не могу удержать контроль над отрицательной ситуа­цией на тонких планах, я часто обращаюсь за помощью. Может быть, это неверно? Не хватает самостоятельнос­ти. Почему голос предвидения не предупредил меня в этот раз? Сомнения... В итоге я устала от поиска ответов на многие вопросы, которые появились после пройден­ной ситуации, устала от бесконечного потока мыслей и решила, что «утро вечера мудренее» и буду я спать даль­ше обыкновенным сном.

Вот с таким опытом я и встретилась на следующий день с матерью умершего сына. Она мне привезла фо­тографии сына, его предсмертное письмо и много ри­сунков, которые он начал рисовать в процессе его уси­ливавшегося заболевания мозга. Посмотрев на фотогра­фии сына, я уловила одинаковые вибрации разумных «насекомых», которые усиливались в нем к концу его жизни, также у меня было ощущение, что я его знаю; вероятно, нас с ним связывало одно из воплощений, поэтому мне так сразу же в первый наш разговор с его матерью по телефону захотелось ему помочь. Ри­сунки тоже несли определенную информацию. Вначале он рисовал задушевные, очень теплые картины нашей земной природы, далее картины его стали напоминать видения измененного состояния сознания, в них были отражены картины тонких планов, и в конце несколько рисунков мне опять напомнили разумных «насекомых». Мое видение совпадало с одним из рисунков наиболее полно. На рисунке было изображено что-то похожее на гору с вулканической ямой. Цвет горы был рыжим, виделась она сверху и сбоку. Вниз от центра горы спускались почти симметрично небольшие выступы, которые мне напомнили ноги «насекомых», а вулка­ническая яма была для меня туловищем. Цвет горы и видимых мною «насекомых» невероятно совпадал, по­тому что астральный цвет очень трудно передать на бумаге, в данном случае он был передан очень точно. А в предсмертном письме сын писал: «Мне кажется, что я попал к врагам... У меня внутри много голосов... Я говорил, что воспринимаю два мира: наш и еще один. Не могу жить со своей душой едино, чувствую помощь Господа. Издеваются из соседнего мира... Все мои грехи из-за проклятой двойственности. Духу труд­но справиться с телом. Душа сама показала свои по­требности. Два мира объединяются... У меня сознание малого ребенка, чувствую гниль в области аппендицита. Душа пуста. Очень хочется жить, но все подвергается нападению врагов. Мои внутренние планы разрушают людей. Очень не хочу быть таким...» Благодаря такой полученной информации становилось понятно, что умерший молодой человек постепенно все более попа­дал под влияние этих разумных «насекомых». Конечно, ничто в судьбе не случайно, карма привела его к такому опыту. Его мать говорила, что он с детства был очень сенсетивным мальчиком, что иногда у него проявля­лось ясновидение. По его рисункам я лучше поняла причину, по которой он приблизился к миру разумных «насекомых». Он очень тянулся ко всему красивому, красота его заворожила, но то, к чему он стремился, не было истинной красотой, красивый мир «насеко­мых» как бы не имел души. Вероятно, его сердце сразу не заметило этого, и он все больше погружался в их мир... Во время нашего общения с его матерью он все время ощущался рядом с нами. Он не был грустным, а, наоборот, улыбался и мысленно благодарил мать, что она встретилась со мной. Я спросила ее: «Вы чувствуете, что сейчас рядом присутствует ваш сын?» Она сказала, что очень взволнована разговором и что в таком неспокойном состоянии она ничего не может почувствовать. Я мысленно передала сыну, чтобы он пришел в сновидение к своей матери и сказал ей, что у него уже все хорошо, чтобы она больше не переживала за него. Я не услышала от него ответа и не знала, придет ли он к ней в сновидение. Но как-то она позвонила и сказала, что встретилась с ним во сне, что они сердечно обнялись и она поняла, что у сына теперь все хорошо.