Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Врата сновидений

«...Истинной целью сновидения является совер­шенствование энергетического тела. А совер­шенное энергетическое тело обладает, кроме всего прочего, настолько четким контролем над вниманием сновидения, что может остановить­ся по знаку последнего там, где это необходимо. Это и есть предохранительный клапан, который имеется в распоряжении сновидящих. И не важно, насколько глубоко погрузился сновидя-щий и в какой степени он индульгирует в данный конкретный момент, внимание снови­дения должно выбросить его на поверхность, как только в этом возникает необходимость*.

К. Кастанеда, «Искусство сновидения»

Мои осознанные сновидения начались очень давно, когда я еще не читала никаких книг в этой области. Тогда я думала, что это просто очень замечательные сновидения, что они являются лишь игрой бессозна­тельного и нереальны. Но когда сновидения стали сбы­ваться в ближайшем будущем, я изменила свое мнение и стала разбираться в своих снах и искать литературу о сновидениях. Гораздо позже мне попались ксерокопии книг К. Кастанеды; хотя данная литература казалась мне более художественной, чем научной, она поменяла мое представление о сновидениях. В других попадавшихся мне источниках информации не говорилось, что кон­кретно можно делать в осознанных снах, когда пройде­ны первые ступени управления сновидениями. К. Кас­танеда описывает первые четыре врата сновидений из существующих семи. Также мнения по поводу опаснос­ти таких сновидений-путешествий разделяются в раз­ных источниках. В «Сказках о силе» К. Кастанеда пишет: «Он (дон Хуан) предупредил меня, что даже начальный этап подготовительной работы, называемой им «настройка сновидения», — это смертельная игра, в которую разум человека играет сам с собой, и какая-то часть меня будет делать все возможное, чтобы воспре­пятствовать выполнению этой задачи». Л.Рампа в книге «За пределами 1/10» пишет: «Астральные путешествия естественны. И абсолютно безопасны. Никто не завла­деет вашим телом, никто не причинит вам вреда, но если вы испугаетесь, неприятные астральные сущности могут почувствовать запах или увидеть цвет вашего страха и, чтобы повеселиться, попытаются напугать вас еще силь­нее. Они не могут нанести вам вреда, просто им доставит большое удовольствие испугать вас настолько, что вы ринетесь обратно в свою физическую оболочку». Разде­ляются мнения и о карме, о Боге, о выходе из тела (энергетического кокона) точки сборки, находящейся между лопаток, или с подъемом кундалини. Лично я доверяю своему опыту, но и он оставляет для меня много неразрешимых вопросов. Конечно, каждый сновидя-щий имеет свой способ сновидеть, и каждый попадает в свои астральные миры благодаря своим индивидуаль­ным вибрациям, и для одних это, возможно, легко и безопасно, а для других совсем по-другому.

В начале своих осознанных снор я выходила часто в свою комнату, я не смотрела на руки, как рекомендовал дон Хуан, а изучала предметы комнаты, учась передви­гаться в ней. Движения вначале были настолько неук­люжи и нелепы, что очень сложно было воспринимать их как реальные. Например, я почувствовала по вибра­циям, что мое тонкое тело отделилось. Я подумала: «Сейчас я очень осторожно потрогаю пол, интересно, пройдет ли моя рука сквозь него». Мое намерение сра­ботало, рука моя странно удлинилась, тело невероятно изогнулось, а подошвы ног тонкого тела, благодаря желаемой осторожности, остались соединены с подо- швами ног физического тела. В общем, картина со сто­роны довольно нелепая для понимания разума. Или позже я выходила из тела, когда у меня в дреме появля­лись картины сновидения, и я выбирала, в какую мне войти. Например, я очень ярко увидела стоящую на столе бутылку водки. «Странное видение, мне туда не нужно», — решила я, потом увидела незнакомую квар­тиру, нет, она мне тоже показалась подозрительной. В итоге я увидела прекрасный храм, территория храма как бы дышала высокой духовностью. Я прыгнула туда и услышала голос: «Ты не знаешь, как она сюда попала?» На этом вопросе я почувствовала легкий толчок и ока­залась в своем физическом теле. Был и такой случай: я осознала себя уже в сновидении и решила посмотреть на руки, но их не было, мое тело было просто маленькой светящейся точкой, я снова приказала себе: «Хочу ви­деть свои руки». Но они так и не появились, а я стала входить в тело со стороны ног, что было в первый раз и для меня совсем невероятным.

Иногда я чувствовала, что мне кто-то помогает. В такие минуты во мне всегда было глубокое доверие к этим людям. Но наша связь была такой зыбкой, непроч­ной. Как будто я находилась за завесой плотного тумана, в котором тонули все звуки, а они с другой стороны тумана пытались что-то до меня донести. Я напряженно вглядывалась, вслушивалась, но не могла пройти эту стену тумана. Позже я поняла, что для того, чтобы до них добраться, надо стать более независимой, перестать на­деяться на какую-либо помощь и рассчитывать только на свои внутренние силы. Наконец я окончательно осозна­ла, что действительно начался новый период в моей прак­тике сновидений — испытание самостоятельности...

Входы и выходы из тела были разнообразными, иног­да вход и выход осуществлялся через макушку головы, иногда через третий глаз, иногда я просто падала в тело, ощущая вибрационное соединение, иногда вообще для меня непонятно как. Бывали случаи, когда вход и выход тонкого тела не совпадал. Иногда после определенных эмоционально сильных мыслей мне показывали другие миры, в которых я была наблюдателем со стороны. На­пример, думая о тяжелой жизни на Земле, я попала на другую планету, где жили люди и мутанты — люди-жи­вотные, а также разнообразные животные. Картина была ужасной. Люди сгруппировались в небольшом городке, рядом на окраине жили мутанты, которые были по чело­веческим качествам ближе человеку, но тела их были жутко уродливы. Например, большая голова передвига­лась на небольшой шее, соединяясь с туловищем ящери­цы. На этой планете люди боролись за свое выживание, но правители там были не люди, а разумные животные. В борьбе за власть там победили очень непривлекатель­ные животные. Не буду описывать все подробности этого кошмарного мира, чтобы не передавать вам тяжелое на­строение. Вернувшись на Землю, я долго радовалась, что здесь мы все люди, и за власть люди борются только между собой. Я поняла, насколько печален тот, другой, мир для человека. Или, например, в осознанном сне я увидела звезды, приблизила одну из них. Наблюдаю кра­сивый рассвет необычного цвета на другой планете, но получаю сигнал, что около моего физического тела кто-то присутствует, мгновенно возвращаюсь в тело. Иногда при выходе из тела я чувствовала, что поток тепла дошел только до уровня третьего глаза, и я из глубины своего мозга, как в трубу, видя по бокам неровную поверхность органов головного мозга, смотрела на любую точку про­странства. Видение было очень ярким, я разглядывала свою дачу или дом в Москве и замечала те вещи, на которые раньше не обращала внимания. Как-то я решила посмотреть на солнце, но в голову пришли мысли, что я увижу не просто солнце, а и солнечные сущности, и для меня это пока энергетически вредно. То есть я поняла, что моей энергии недостаточно для подобного видения.

Постепенно я становилась более уверенной в своих сновидениях, кошмары стали сниться мне очень редко, и я всегда знала причину их появления.

Я перестала стремительно возвращаться в тел о, когда чувствовала надвигающуюся опасность. Например, в одном из сновидений я попала в очень неприятное место. Энергия места излучалась насилием, обманом, страхом жителей. Это был неизвестный мне грязный город. Я решила: «Надо уходить из этого места. А полечу-ка я к свету». Я взлетела в небо над городом и подумала: «А здесь не так уж и страшно», — и стала танцевать, необыч­но передвигая ногами. Я почувствовала прилив энергии и только после этого возвратилась в тело. Днем я заучила странные движения своего ночного танца.

Также было много прекрасных, вдохновенных снов, где я бегала по золотисто-огненной траве или листьям, летала в ярко переливающихся потоках, слушала по-не­земному красивую музыку. Но несмотря на такие разно­образные сновидения, мне хотелось улучшить свой опыт осознанных снов, иметь большую возможность в выборе путешествий в другие миры. Я решила целенаправленно и постепенно проходить врата, так конкретно и точно описанные К. Кастанедой. Даже в неосознанных снах я объясняла пришедшему ко мне человеку на вопрос: «Что делать в сновидениях?» — «Необходимо посмотреть на руки, они всегда с вами, затем перевести взгляд на какой-либо предмет из сновидения, затем перенести взгляд на руки, далее на новый предмет, ни на чем не задерживать взгляд, иначе предметы и руки начнут меняться, и так можно потерять энергию осознания сновидения». При- чем, рассказывая, я показывала все это в действии, сама смотрела на руки, потом на предмет, затем снова на руки, дальше на другой предмет и т.д., пока не просыпалась. После таких сновидений я спрашивала себя: «Почему не сработала моя критическая способность, почему я сама полностью не осознала сон?»

В осознанных снах, когда я смотрела на руки, они менялись: пальцы удлинялись, руки могли потемнеть, на них появлялись красивые кольца, иногда оранжевая пыль, постепенно они стали более устойчивы. Благода­ря такому упражнению я заметила, что мое энергети­ческое тело уплотнилось, из прозрачного превратилось в такое же, как в жизни. Мне не очень нравилось такое уплотнение тела, мне хотелось быть более невидимой, более незаметной. В книге К. Кастанеды «Огонь изнут­ри» сказано о том, что форма тела сновидящего зависит от сдвига точки сборки по краям человеческой полосы или посередине человеческой полосы: «Он (дон Хуан) объяснил, что во время обычного сна точка сборки сдвигается вдоль одного из краев человеческой полосы. Такие сдвиги всегда сопряжены с дремотным состояни­ем. А в процессе практики точка сборки сдвигается вдоль среднего сечения человеческой полосы. Поэтому дремотного состояния не возникает, хотя сновидящий по-настоящему спит. Как раз на этой развилке и разо­шлись новые и древние видящие в своем походе за силой... Древних видящих интересовала копия тела, фи­зически более сильная, чем само тело. Поэтому они использовали сдвиг вдоль правого края человеческой полосы. Чем глубже они уходили в этом направлении, тем более причудливым становилось их тело сновиде­ния... Новые видящие поступили совсем иначе. Они старались удержать точку сборки посередине человечес­кой полосы. При поверхностном сдвиге такого рода... сновидящий практически ничем не отличается от лю­бого другого человека на улице, разве что немного в большей степени подвержен воздействию эмоций, таких, как, скажем, сомнение и страх. Но стоит смеще­нию точки сборки преодолеть определенный предел — и сновидящий, сдвиг точки сборки которого осущест­вляется в среднем сечении, превращается в сгусток света. Такой сгусток света и есть тело сновидения новых видящих. Он сказал также, что такое безличное тело сновидения в большей степени способствует понима­нию и исследованию, являюшимся основой всего, что делают новые видящие. В значительной степени очело­веченное тело сновидения древних видящих заставило их искать такие же личностные, очеловеченные ответы». Но как управлять таким сдвигом точки сборки? В книге ясно дано указание — стараться удерживать переход в сновидение, не испытывая дремотного состояния. Пока я не встретила человека с такой способностью и думаю, что для того, чтобы научиться этому, понадобится очень много времени, потому что дремотное состояние при переходе в сон для человека более естественно...

Экспериментируя в снах с руками и предметами, мои сновидения стали еще более яркими, живыми. У некоторых сновидящих утренние сны являлись фаль­шивым пробуждением. Человек был уверен, что про­снулся, встал, умылся, оделся и пошел на работу... затем снова проснулся в удивлении, что он вовсе не вставал. В таких случаях можно все время проверять, сон ли это, и делать то, что только возможно в сновидении. Напри­мер, дать себе команду: «Стена проходима, она лишь энергия, я прохожу сквозь нее», — и попытаться пройти сквозь стену. Получилось — вы в сновидении. Некото­рые, пробуждаясь, думают, что они в сновидении. Так, одна девушка разбила форточку. Опасно возвращаться в реальность, окончательно не пробудившись, можно погибнуть, например, прыгнув с балкона, а в мыслях думая, что полетишь. Практика сновидений — «смер­тельная игра», кто готов к ней, получает свои уроки. В таких случаях надо быть в большей степени бдитель­ным, постоянно стремиться к трезвости видения. Я опи­сала первые врата сновидений.

Про вторые врата дон Хуан говорил Карлосу Каста-неде следующее: «Вторые врата сновидения достигают­ся тогда, когда ты "просыпаешься" из одного сна в другом сне. Ты можешь иметь столько параллельных сновидений, сколько захочешь. Или столько, сколько сможешь. Главное — в одинаковой степени все их кон­тролировать и проснуться в одном из них, а не в нашем мире известного... Маги древности имели обыкновение так поступать. Они никогда не просыпались в этом мире известного. Так поступили и некоторые из магов моей линии. Конечно, это можно сделать, но я бы не совето­вал. Я хочу, чтобы по окончании практики сновидения ты проснулся самым обычным и естественным образом. Но вот во время практики тебе должно присниться, что ты проснулся в другом сне» (К. Кастанеда. Искусство сновидения). Такая практика переносит энергетическое тело из нашего мира в миры параллельные. Я иногда делала это: засыпая в сновидении, просыпалась в другом мире осознанно. Обычно вначале я программировала сон на определенные действия. Например, узнать что-то о человеке, не прийти к нему в сон, а узнать причину его неприятностей. Это бывало тогда, когда меня кто-либо очень просил помочь, и иногда я чувствовала в себе истинное желание помочь, может быть, благодаря кар­мической отдаче долгов или принимая несуществование кармы, просто подчиняясь зову силы намерения. Я по­лучала такую информацию с переменным успехом в помощи. Например, ко мне обратилась одна женщина, ей было очень плохо. Ранее она пыталась лечиться у разных врачей, целителей, ездила в Загорск к старцу. Никто ей не смог помочь. Она говорила мне, что резко поправилась на двадцать килограммов, что у нее болит желудок и иногда идет кровь из горла. Она обвиняла во всем своих подруг, которые ей завидовали и навели на нее порчу... Я захотела ей помочь, запрограммиро­вала сон на получение о ней информации. Заснула во сне, проснулась в странном месте, кругом меня были люди в белых одеждах, от них веяло глубокой мудрос­тью, они что-то делали. Я подошла к одному из них. Перед ним в пространстве ярко светился контур тре­угольника, который символически означал жизнь жен­щины. Треугольник был заполнен черно-белыми пят­нами, черных пятен было гораздо больше, чем белых. Я подумала о том, что же она такое натворила в жизни, что в ее треугольнике одни темные пятна. Мудрец об­ратился ко мне: «Раз ты просишь о ней, я сотру все это, пусть начнет жизнь заново». Я спросила: «Не от­разится ли это действие на мне?» Он ответил: «Нет». Я увидела, как он провел рукой и обесцветил треугольник, а я провалилась в сон и проснулась во сне в своем мире. В сновидении я пошла к этой женщине рассказать о том, что произошло. В черной пустоте я говорила ей, что надо пересмотреть свою жизнь, свои мысли, что никакие черные маги не влияют на нее, только она сама по желанию своего духа творит данную жизнь. Я долго пыталась ей это объяснить, но она во всем обвиняла только своих подруг и воздействие на нее черных магов. Я не убедила ее в своем сновидении и проснулась. Позже, разговаривая с ней по телефону, я и в этой реальности не смогла ее переубедить. Потом ей пытался помочь другой сновидящий. Он лечил ее мысленно на расстоянии и в итоге перенес на себя часть ее болезни, у него из горла пошла кровь, а женщина при этом твердила, что у нее никаких улучшений не произошло. А к сновидящему в осознанные сновидения стало при­ходить неприятное существо. Когда у сновидящего шло отделение от тела, это существо хватало его за «сереб­ряный шнур», вызывая тем самым резкую боль в области живота. Он сражался с агрессивной сущностью как мог, в итоге победил, справился с ее воздействием. Она пере­стала появляться в его снах. Так он испытал свой нега­тивный урок. Женщине сновидящий так и не помог, она продолжала жаловаться...

Еще по поводу правила вторых врат, которое дон Хуан описал «в терминах последовательности из трех шагов: первый — используя практику изменения сно­видений, сновидящие открывают для себя лазутчиков; второй — следуя за ними, они попадают в другую под­линную вселенную; и третий — с помощью собствен­ных действий сновидящие сами выясняют законы и правила, управляющие этой вселенной» (К. Кастанеда. Искусство сновидения).

В одном из снов мне снилось, что я нахожусь на вечере сбора одноклассников, момента засыпания во сне не было. Вечер был скучным, неинтересным, и вдруг один из присутствующих говорит: «Ты же маг, ты все можешь, включи хорошую музыку». И я как бы включила прекрасную музыку, которую мне дал послу­шать в предыдущий день один из сновидящих. Во мне зазвучал голос певицы, и, поднявшись в воздух, я на­чала качаться на волнах мелодии; Я осознала сон, му­зыка не исчезла, а продолжала звучать, и я полетела на манящие звуки чудесной музыки. Я увидела пустынное, красивое место. Там стояло древнее круглое строение с большими колоннами, окружающее пространство как бы дышало силой. Рядом слышался шум моря, я чувст­вовала морской запах. Мне не хотелось оттуда уходить. Золотистый песок сверкал в лучах заходящего солнца. Мне показалось, что я вижу призрачный образ певицы, она пела. Но прекрасный сон, увы, был прерван, я вернулась, меня разбудили...

Есть еще такая возможность в практике сновидений вторых врат — проснуться в сновидении в том месте, где не засыпал. Например, в главе «Видящий сон и видимый во сне» в «Сказках о силе» Кастанеда мог проснуться в месте силы или в доме дона Хуана, и то и другое было бы реальностью, такой загадочный фено­мен реальности. Кастанеда выбрал дом дона Хуана, что было для него более естественным. А, например, один сновидящии, выйдя в осознанное сновидение, походил по квартире, полетал, перенес с места на место ручку, лег на пол и решил: «А проснусь-ка я здесь на полу». То есть он выбрал другое место пробуждения. И про­снулся, он лежал на полу, проверил местонахождение ручки — она тоже лежала в другом месте. Вероятно, медики объяснили бы это явление сомнамбулизмом (лат. слово — снохождение), но возможна другая версия объяснения: прохождение вторых врат сновидений. Но здесь есть своего рода опасность, можно проснуться в другом мире и забыть про наш мир.

Одна из сновидящих рассказала мне про такое сно­видение, перед этим сном она на следующий день со­биралась поехать к другу в другой город. Ей снилось, что она приехала к нему. Сновидение было осознан­ным, девушка сказала во сне своему другу: «А зачем мне завтра к тебе ехать. Перетащу я сюда свое физическое тело». Она посмотрела на друга, и он показался ей совсем другим, глаза его смотрели внимательно и хитро, облик квартиры стал меняться, она поняла, что разго- варивала с неорганическим существом, а город и квар­тира находились совсем в другом мире. Но если бы она не догадалась, игра лазутчика была бы более совершен­ной, и ей хватило бы энергии перетащить свое физичес­кое тело. Я думаю, она могла бы остаться в том мире...

По поводу лазутчиков: они становятся видимы, когда сновидящий управляет своим сном, лазутчики всегда проявляются в наших снах в чем-то непохожими на существующие предметы в нашем мире: или цвет не тот, или форма, или что-то еще. Рассматривая предметы сновидения, обязательно натыкаешься на что-то не­обычное, и оно чаще всего на первых порах поглощает энергию осознанного внимания сновидящего. Если не терять осознания, то благодаря необычному виду пред­мета можно переместиться в другие измерения. «Мы отправляемся в другие миры только в качестве упраж­нения. Такие путешествия были уделом бывших магов. Мы занимаемся сновидением, как и маги древности, но в то же время мы исходим из совершенно инь1* прин­ципов... Старые маги искали неизвестное для людей. Мы ищем сверхчеловеческое неизвестное» (К. Кастане-де. Искусство сновидения).

Про третьи врата дон Хуан говорит Карлосу следую­щее: «Ты достигаешь третьих врат сновидения, когда обнаруживаешь себя смотрящим на другого спящего человека. И когда этот другой спящий оказывается тобой. Для каждых врат сновидения существует два этапа прохождения через них... Первый, как ты уже знаешь, состоит в том, чтобы подойти к ним; второй — пересечь их. Если ты видишь во сне, что спишь, — ты подходишь к вратам. Второй этап состоит в том, чтобы, после того как ты увидел себя спящим, начать двигать­ся». Как я писала ранее, в самом начале моих осознан­ных снов у меня легко получалось увидеть себя спящей и уйти. Я не придавала этому никакого значения, но как только во мне появилась привязанность к постоянной практике данного опыта — такая способность пропала, и я соединялась с телом всегда, когда находила его или когда возникала просто мысль о теле. Рассматривая себя спящей, я иногда видела только часть себя, которая была огромна, или вообще не видела тела, а только пустое место, или вместо меня лежала незнакомая жен­щина. В некоторых случаях, глядя на тело, я погружа­лась в детали. Например, часть моей одежды вдруг на­чинала вызывать непонятный интерес, и внимание сно­видения ускользало от меня. Опишу одно из таких сновидений более подробно.

Чаще всего мои осознанные сны случаются под утро. Обычно я просыпаюсь ночью, какое-то время не сплю, потом к утру впадаю в состояние дремы, но контроль сознания при этом не теряется. Я начинаю видеть перед глазами разнообразные картины, выби­раю, останавливаясь на самой устойчивой картине, отключаю внутренний диалог, делаю небольшое воле­вое усилие — оказаться в видимой картине. В этот раз я очень ярко увидела свою комнату. Сделав усилие, села на кровати, что означало выход из тела. Решила посмотреть на руки, на ладони — они очень реальны, перевернула руки, смотрю с тыльной стороны. На руках возникли два очень изящных кольца, стараюсь не обращать на них внимания, чтобы не отвлечься от своего намерения — осознавать свой сон. Снова меняю положение рук, внимательно их разглядываю, появляются новые кольца, еще более красивые, также стараюсь не отвлечь на них свое внимание, решаю посмотреть на спящее тело. Поворачиваюсь, вижу пус­тую кровать. Тела нет! Приподнимаю одеяло, тела нет. Смотрю на свою комнату, ножки мебели поменяли цвет, стараюсь не реагировать на это, вижу новые растения в комнате, также стараюсь не привлекать к ним свое внимание сновидения. Решаю посмотреть на спящие тела мужа и ребенка. Думаю: «Интересно, их тела будут на месте?» Но отвлекаюсь от своего реше­ния — слышу крик птицы, чувствую этот крик — зов мне знаком. Ощущаю, что птица не может до меня докричаться, лечу на зов птицы. Я в голубовато-фио­летовом пространстве. Оно мне знакомо и очень нра­вится. Ощущаю себя в нем легко. Но зов птицы исчез, ничего, кроме цвета окружающего пространства, не вижу. Вспоминаю о своем решении: посмотреть на спящие тела мужа и ребенка. Возвращаюсь в свою комнату, перехожу в другую, вижу спящих мужа и ребенка. Они спят, прижавшись к друг другу, лицом к лицу. Решаю проснуться и проверить, в каком по­ложении они на самом деле спят. Чувствую, что я уже в теле, и пробуждаюсь, проснулась. Проверила поло­жение спящих — они прижаты к друг другу спиной, то есть спят, развернувшись друг от друга. Думаю: «Несовпадение, значит, неправильное видение. Или они успели перевернуться?»

Все, что появлялось в моем сновидении и отвле­кало внимание своей новизной или несовпадением с реальной действительностью, было проявлением энергии неизвестных миров. Постепенно в своих снах я стала постоянно отыскивать проявления дру­гой энергии — энергии неорганических существ. Один из сновидящих рассказал мне, что долго в осознанных, сновидениях общался со своим умершим другом, но как только он понял, что общается не с умершим другом, а с неорганическим существом, это неорганическое существо почему-то сразу поте­ряло к нему всякий интерес.