Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Возможные искажения в сновидениях и действительности

«Содержание сновидений часто бывает за­темнено смешиванием событий, относящих­ся к астральному плану, с воспоминаниями и переживаниями, перенесенными из жизни на физическом плане в сон. Это приводит к фантастическому чередованию или нало­жению друг на друга остающихся в памяти событии».

«Спираль познания: мистицизм и йога. Мистика устами мистиков»

Одна из позвонивших мне читательниц, которую я опишу в главе «Сновидящая-контактер», рассказала мне про сон, в котором видела котенка, который имел леопардовую окраску — желтую с пятнами. Во сне она обратила внимание на раскраску и подумала, что в природе такой нет. Во сне она себе его не взяла. А мне снился точно такой же эпизод, но днем позже, то есть она мне рассказала в тот момент, когда мне это уже снилось. В моем сновидении я видела кошку и котят, и кошка имела странную фиолетовую с голубым окраску. Я во сне подумала, что в природе таких кошек нет, ее раскраска на­поминала мозаику, между голубым и фиолетовым цветом проходили прожилки серого цвета. Во сне я не верила своим глазам, думая, что так не бывает. Разницу нашего видения вы понимаете, но суть во всем этом была одна, котята для меня символически являются негативными астральными духами, которые могут вызвать разного рода неприятности. Например, какое-то нежелательное для меня общение, в кото­ром я не смогу разобраться, запутаюсь в иллюзии, не пойму получаемую информацию. В дальнейшем это подтвердилось и было связано с данной жен­щиной. Но так как я была предельно бдительна, я думаю, правильно разобралась в происходящем. Рас­скажу подробнее.

Я попросила при встрече эту женщину, которая обладала способностями сновидящего и была в кон­такте с одной гуманно к нам настроенной инопла­нетной цивилизацией, посмотреть мое поле. Ей не нравилось, что в первой части своей книги я часто писала о том, что мне не хватает энергии и я чувствую себя вялой и усталой. Она обладала раз­ными психическими способностями и закончила многочисленные парапсихологические курсы. Она увидела, что поля у меня совсем нет, оно стянуто вниз к левой ноге, и кто-то, таким образом, отка­чивает от меня энергию. Она предложила мне вос­становить поле, положив меня на стол и очистив пространство левой ноги горящей свечой. Я решила подождать и не делать этого, хотя она советовала мне сделать это быстрее. Из-за своей природной недоверчивости я решила проверить, совпадет ли ее видение с видением моего поля сновидящей мос­квичкой. Не совпало, она увидела мое поле черным и про левую ногу ничего не сказала. Но во сне я снова побывала в месте, куда часто прихожу в сно­видениях. Место красивое — скалы, море, ветер, пустынно, безлюдно. Стоит старинный замок, что-то каменное, дверь деревянная. Вдали от полуразру­шенного замка деревянная смотровая башня. Во сне я оказываюсь на смотровой площадке этой башни. Любуюсь безумно родным мне местом, вдыхаю воз­дух, он упоителен, чист и свеж, не могу надышаться. Все мне здесь такое близкое, родное. Первый раз в этом месте вижу живую душу — большая птица летит ко мне, к башне. Она садится рядом со мной на парапет и глядит мне в глаза. Ее глаза строгие, мудрые, печальные, до боли мне знакомые, смотря­щие в глубь меня и все там понимающие, чувство такое, что они знают какую-то печальную тайну, о которой я даже не догадываюсь. Ее глаза говорят, что она знает обо мне все: прошлое, настоящее, будущее, кто я, знает то, чего не знаю я сама. Я чувствую, что что-то очень древнее нас объединяет. Мысленно она просит посмотреть на ее левую ногу. Я смотрю и вижу, что она ранена. Глаза птицы просят помощи, просят не обрывать с ней энерге­тический контакт. Я понимаю, что птица является превращенным человеком — магом, что он мне зна­ком, но не хочет, чтобы я его узнала, не хочет моих волнений в случае его узнавания, я понимаю, что не готова, не созрела для таинственных открытий. Я проснулась, долго анализировала сон и решила оставить свое поле без внимания, не лечить себя. Я мысленно обратилась к птице, что помогу ей как смогу, осознанно соглашаюсь на забор моей энергии, только пусть будет мера, все в меру. Чувствую бла­годарность и печаль птицы, долго в пространстве вижу ее мудрые, строгие глаза...

Сравню еще два сна — свой и мужа — с оди­наковыми эпизодами. Мне снился сон, в котором молодой человек и я едем в лифте. Во сне я поняла, что он искал момент, когда я останусь одна, потому что ему мешало мое окружение. В лифте он не­ожиданно начинает пытаться вставить мне в мозг маленький странный предмет, напоминающий мне алмаз, вставляемый в кольца или сережки. Чтобы я не боялась этой процедуры, он дает мне в руки что-то похожее на пистолет и излучает добродушие. Я сопротивляюсь как могу, мне совершенно не хо­чется иметь в мозге посторонний предмет. Я мыс­ленно многократно говорю: «Господи, помилуй» и стреляю ему в голову из этого пистолета, но чувствую всю бесполезность своего действия. Человек ощуща­ется военным и подготовленным, притом мы с ним как бы прозрачны, то есть я запихиваю свою руку полностью ему в мозг и стреляю вглубь, он не со­противляется, чувствую, что он не хочет меня разо­злить. Затем со словами: «Господи, помилуй, я только защищаюсь» я просыпаюсь со знанием того, что мо­лодому человеку не удалось ничего со мной сделать. На следующую ночь моему мужу снится сон, что его окружают зомбированные люди в военных фор­мах, и один, похожий на главного и незомбирован­ный, говорит ему: «А ты не такой, как все, какой-то странный» и пытается вставить ему в мозг что-то типа транзистора. Мой муж во сне не испугался, а хотел ударить данного человека, но его разбудил те­лефонный звонок, прервавший его сон. Что это озна­чает? Вы, наверно, догадываетесь, что это было аст­ральным нападением. Только предмет мне виделся алмазом, может, это женское восприятие, а мужу — транзистором, что означает мужское восприятие, но суть одна — какой-то маленький предмет нам хотели вставить в голову. Испытания...

Приведу другой пример. Когда я ходила на курсы по гипнозу, мне понравился лектор по исходящим от него вибрациям. Я спросила у карт «Таро», что это за человек. Три раза выпадала одна и та же карта, означающая силу. Я заинтересовалась и по­слала ему с промежутком времени две записки, в которых говорилось об «астральных проекциях» и сновидениях. Лектор как раз говорил о своей заин- тересованности в сновидениях. В записке я давала свой номер телефона и просила позвонить, если по­явится интерес. Лектор мне не позвонил, а пришел ко мне в сон. В сновидении я четко увидела его лицо и отвернулась, хотела уйти от него, но он меня задержал, мысленно передав: «Ты меня узнаешь? Что тебе было надо от меня?» Я ответила: «Ничего» и ушла от него, смешавшись с толпой. Мне не по­нравились исходящие от него вибрации, веяло гру­бостью, шарлатанством, силой, умом. Трудно описать эти вибрации, они очень отличались от дневных, в которых была чистота, прозрачность, свечение, воз­дух. Странно это, в действительности не знаешь, что же на самом деле хочет душа. Какой глубинный смысл скрывается в этом? Я ошиблась, почему такое несовпадение вибраций в астральном мире и физи­ческом? Позже я ответила на эти вопросы. В сно­видениях я научилась различать присланную мне мыслеформу и реальное тонкое тело человека, же­лающего со мной пообщаться. Лектор прислал мне в сон свою достаточно сильную мыслеформу — яркую, четкую, хорошо знающую волю хозяина. Она отличается от тонкого тела человека своей искусст­венностью, созданностью, как в физическом мире манекен или робот отличаются от живого человека вне зависимости от качества сделанного. Также не­которые мои знакомые целители после прочтения «Блуждания во тьме» присылали мне в сон красивые мыслеформы, светящиеся добром и любовью. Я бла­годарна им за такое внимание и за желание помочь в моих битвах, но, с другой стороны, это личное дело каждого, так как существуют кармические за­висимости... Некоторые опытные сновидящие при­ходили ко мне в сон, задавали мне вопросы и ста- рались мне объяснить некоторые вещи, показывали видимое устройство тонкого тела. Помню, что мне показали как бы Божий глаз, находящийся в сердце человека. Такая информация не всегда передавалась успешно, возникали непонятные помехи, и связь об­рывалась...