Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

О сновидяших, описанных в первой части книги

«В книгах Карлоса Кастанеды мексиканский маг Дон Хуан

обучает ученика выбирать самому сцену будущего сновидения,

утверждая тем самым воз­можность контроля над сознанием».

В. Морщинин, «Энциклопедия йога, экстрасенса, контактера».

Познакомившись на лекциях с целительницей из Крыма, я рассказала ей о своих астральных проекциях и следующих за ними кошмарных сновидениях. А она мне о своих совершенных действиях в астрале, о своих победах над всеми негативными ситуациями. Тогда я обратилась к ней за помощью и очень уверенно сказала: «Я приду к вам в сновидение». С удивлением я отметила про себя свою уверенность, в которой не было и капли сомнения, думая о том, что проявление истинного же­лания всегда предполагает уверенность. Женщина отра­батывала свою карму целительства, и, естественно, она захотела мне помочь, проявлялась ее суть, ее истинное желание помогать. А у меня мое истинное желание было в том, чтобы она мне помогла. Два наших истинных желания совпали, поэтому мы смогли с ней встретиться в астрале. В сновидении я ее узнала и, чтобы запомнить ее, спросила имя, долго не понимая тот набор звуков, который она мне сказала. Я все-таки запомнила имя и проснулась. На лекциях я подошла к ней и рассказала свой сон, а она мне свой. В ее сне она меня не запо­мнила. Тогда я назвала ее сокровенное имя, которое узнала в сновидении, женщина подтвердила имя. В сле­дующую ночь «астральный двойник» целительницы помог мне выйти из кошмарного мира, при этом про­явилась астральная сущность в образе колдуньи, кото­рая воздействовала на меня отрицательно. Позже я по­няла, что эта колдунья не воплощена в настоящее время. Тонкое тело целительницы обладало большей силой, чем мое, она меня вытащила, но сама один на один встретилась со старой колдуньей и, читая «Отче наш», в кошмаре проснулась. На следующий день, обменива­ясь впечатлениями на занятии, мы выяснили, что эпи­зоды в наших сновидениях совпали.

После лекций женщина уехала к себе в Крым, и аналогичного опыта одинаковых сновидений у меня с ней больше не было. «Астральные проекции» ее инте­ресовали не в такой степени, как меня. Она работала целителем при больнице. К ней шел беспрерывный поток людей, и в конце дня она очень уставала. Она даже не успевала читать оккультную литературу. Вероятно, у нее прошел период изучения теории, и в данное время шел период отработки целительской практики. Женщи­на иногда приходила ко мне во сне в качестве наставни­ка, но обсуждать сновидения по междугороднему теле­фону и отнимать у нее время отдыха мне не хотелось.

Эта женщина для меня была чистым светом, кото­рый принес мне и радость, и грусть, неуловимое воспо­минание о моем самом далеком прошлом воплощении. Как только я увидела ее на первой лекции, я уже не могла не обращать на нее внимания. Я не понимала своих чувств, мне хотелось рыдать, я сдерживалась, чтобы не, расплакаться. В моем сознании всплыла кар­тинка далекой Звезды, невероятно утонченных про­зрачных голубых и серебряных построений на ней, трудно описать этот цвет, неяркий, но бесконечно неж­ный, такие же существа перемещались, летая на ней, царство бесконечной гармонии и любви... В душе я радовалась, узнавала и плакала от желания вернуться в тот мир. Несколько лекций я не могла подойти к этой женщине, чтобы не расплакаться при ней и не произ­вести впечатления сумасшедшей... Мне не хотелось быть навязчивой в своих чувствах. Когда я успокоилась, я подошла, и природная сдержанность помогла мне в этом... Мне ничего не нужно было от нее, я просто радовалась, что она воплощена со мной в одно и то же время, и я, зная ее сокровенное имя, всегда могу обра­титься к ее «астральному двойнику».

Владение «астральными проекциями» стало полу­чаться у нее после того, как она чуть не умерла, из-за непреднамеренного отравления лекарствами. В беспа­мятстве она почувствовала, что падает в колодец (тун­нель), где перед ней как бы оказались три двери. Одна из дверей открылась, и из нее вышел старец... Впослед­ствии он стал для нее Учителем на тонком плане. Не буду подробно рассказывать о ее сновидениях, это лич­ное дело каждого, но один интересный момент отмечу. Однажды в сновидении, когда она вышла из тела и посмотрела на себя спящую, обернувшись, увидела себя третью, идущую к двери. Она прекрасно себя контро­лировала и точно знала, что стоящая и идущая к двери тоже она, как, разумеется, и спящая. Что-то подобное описывается в книге Г. Дюрвилля «Призрак живых». Я никогда не испытывала такого растроения, думаю, этот случай говорит о большой развитости астрального и эфирного тел. А может быть, в данном случае присутст­вовал двойник из параллельного мира. По ее описанию на мыслеформу это похоже не было.

Из людей, откликнувшихся на мое объявление о сновидениях и «астральных проекциях», которое я по­весила в магазине оккультной литературы, оказались люди, не испытавшие ни разу осознанной «астральной проекции», но желающие этому научиться, но в боль­шей степени меня интересовали люди уже умеющие... Наконец позвонил молодой человек, который был в Москве проездом и жил в Казани. Он учился осознан­ным и управляемым снам по книгам К. Кастанеды. Планирование во сне один раз в неделю он смотрел на руки и после этого совершал какие-либо осознанные действия. К сожалению, он тоже был не москвич. По­звонил еще один человек такого же плана, но он жил в другом городе и не имел телефона. Наконец я начала сожалеть, что звонившие живут в других городах. Обра­тившись к Создателю, я подумала: «Позвонил бы мне хотя бы один человек из Москвы». И действительно, в ответ на мои мысли через несколько минут позвонила заинтересовавшая меня женщина. С молодым человеком из Казани и с этой москвич­кой я встретилась в день полнолуния, описанный в первой части книги. В первую нашу встречу она сразу же показалась мне зомбированной, но не так, как на­стоящий зомби, который не знает своего прошлого и создан из трупа, а как бы запрограммированной на определенные мысли, которые могут являться ограни­чением в духовном развитии. В тот день я больше раз­говаривала с молодым человеком, а с женщиной решила разобраться позже. Я долго не понимала, какие у нее сны — осознанные и управляемые или просто запро­граммированные. Она мне рассказала, что в снах ей помогает ее умершая бабушка. Например, она приходит к ней в сновидении и говорит: «Ты спишь. Проснись»— или рассказывает ей о близлежащих событиях в ее буду­щем, а также дает советы, как поступить в сложных ситуациях. Позже информация бабушки подтверждает­ся, и советы оказываются достаточно полезными. В на­чале я с сомнением подумала: «Может быть, это бабушка . так сильно влияет на свою внучку». В своем программи­руемом сновидении я вышла на ее бабушку, и она мне понравилась своим миротворческим настроем. Она вме­шивалась в жизнь внучки очень осторожно и учтиво, не ухудшая своей кармы. Я спросила ее мысленно: «Знаете ли вы о зомбированное™ вашей внучки?» Она удиви­лась и передала мне мысленно, что нет и попробует в этом разобраться. Также гораздо позже я поняла, что заинтересовавшая меня женщина программирует свои сны и считывает нужную ей информацию, но это не относится к осознанному выходу из тела. Некоторые сидхи в ней проявляются, и сны яркие, красочные, реальные, иногда вещие. Как она считает, главная зада­ча для нее в этом воплощении — это научное познание мира. Ее мечта в настоящей жизни достичь Нирваны. * Все эти качества говорят о способностях сновидящего, и в будущем, может быть, у нее непроизвольно полу­чится осознанный выход из тела. Учиться на практике «астральным проекциям» по книгам К. Кастанеды, Эд. Пичу, Р. А. Монро и другим ей не хотелось, то есть это не являлось ее истинным желанием... Так что уме­ния сновидящей, описанные в первой части книги, были мной неправильно поняты, и я прошу прощения у вас за то, что ввела вас в заблуждение.

Программируемость снов — это прекрасно, это гово­рит о том, что человек стал сновидящим. То есть ваше решение — увидеть что-то или кого-то, можно и свои руки, перешло в подсознание, и во сне вы, допустим, увидели руки. В астрале любая мысль создает образ. Осознали ли вы во сне, что это руки вашего тонкого тела, или это ваш созданный мыслеобраз? Реальность рук тонкого тела (руки зависят от вас, а не видятся отдельно), движение руками, управляемое рассмотре­ние их так же, как и тела, предметов и т. п., — все это говорит о пробуждении вашего сознания во сне. Пони­мание реальности в сновидении (знание себя, своей фамилии, возраста, времени, местонахождения) такое же, как понимание реальности в состоянии бодрствова­ния. Таким образом, запрограммированность сновиде­ния отличается от его осознанности. Здесь очень тонкая грань, постепенно приходит пробуждение сознания во сне, после постоянной программированное™ снов — смотрение на руки (можно сказать, бескорыстный опыт, без расчета получить что-либо, кроме самого опыта) или считывание нужной информации, как в случае снови­дящей москвички. Прекрасно, когда при этом есть такая явная помощь в астрале, то есть помогают умершие родственники. Переход от программируемых снов к осознаваемым идет иногда быстро, иногда медленно, он зависит от вашей личной, накопленной прошлыми во­площениями силы. В этой тонкой грани перехода я и не разобралась, когда описывала сновидящую в первой части книги. Можно заказать программу сна, в которой вы встаете и видите ваше спящее тело, такое же, как перед сном, а утром вы анализируете сон и думаете: «Да, видел (а)». Но были ли вы сознательными в тот момент сна? В этом разница... Кто хоть раз испытал опыт кли­нической смерти, может знать, что такое осознание во сне. Осознание есть, а тела нет, оно как труп рядом. Но смерти тоже нет, потому что все понимаешь, чувству­ешь, контролируешь, видишь, действуешь, слышишь — живешь.

При встрече со сновидящей москвичкой я не почув­ствовала нашей близости, наоборот, от нее исходило какое-то непонятное негативное отношение ко мне... Это не проявлялось в словах или действиях, только ощущалось мною. Я чувствовала, что я не связана с ней кармой. Мне хотелось продолжить с ней общение, чтобы понять, почему Высшие Силы определили нашу встречу, какие вибрации во мне притянули данного человека. Мне хотелось понять, почему я эту женщину лично для себя определила зомбированной, я даже за­программировала с этим вопросом еще один такой сон, который я опишу в главе «Встреча с Божеством». В нашу первую встречу на вопрос, смотрит ли она, как сновидящий из Казани, на руки во сне, женщина ска­зала, что в эти игры не играет. Я тогда не поняла такого ответа, я подумала, что для нее смотреть на руки во сне — это ерунда и она не занимается такой мелочью...

В процессе нашего общения, споров и обоюдного непонимания мы как-то с ней не очень хорошо погово­рили по телефону, в этом разговоре наметился разрыв наших отношений. Мне больше не хотелось ей звонить. Желая узнать, почему я не звоню, она пришла ко мне в сон. В сновидении я увидела ее такой же, как в нашу единственную первую встречу у нее дома. Во сне она пришла ко мне домой с внутренним чувством брезгли­вости и какого-то омерзения, очень осторожно и мягко передвигаясь, она подошла ко мне, а я в сновидении сидела в своем кресле. Сновидящая спросила меня, по­чему я не звоню ей, ведь она передала моему мужу, что у нее профессиональный вопрос ко мне. Я отвечаю ей с юмором: «Мне с тобой неинтересно, и вообще я сейчас живу на даче». (Это было правдой, но в настоящем, когда мне снился данный сон, я приехала с дачи домой на несколько дней и вполне могла бы ей позвонить.) Я почувствовала, что задела ее самолюбие и что в своем теле она находится не одна, я мысленно задала вопрос: «Кто?» Появился образ дотошного старика, а во мне внутреннее знание, что он умер, но не успел удовлетвориться при жизни познанием некоторой научной информации и таким образом пытался в теле сновидящей москвички продлить свою жизнь и получить как можно больше на­учных знаний. У него были определенные твердые уста­новки, которые были для него незыблемы. Его я и вос­приняла в первую нашу встречу как зомбированность сновидящей. Он придавал ей психические силы, мог передвигать предметы, помочь в левитации, дать энер­гию на временное открытие третьего глаза и т.д. Его прошлое было связано со мной, он был деревенским колдуном (шаманом), ему не хватало в его практике тео­ретических знаний. Помню, что меня пытали как ведьму, хотя я была совершенно невинна; не выдержав боли, я указала на него. Помню костер, невыносимую боль, мой крик, а потом — как я уже летаю над костром...

Конечно, именно старик в теле сновидящей мос­квички относился ко мне неприязненно, внося в наши с ней отношения общее непонимание. Я предлагала ей когда-то использовать пентаграммы, они бы помогли изгнать данного человека, но она была категорически против — вероятно, ее душу устраивало такое сотрудни­чество, он ее не беспокоил и не мешал ей. У него и у нее было большое желание познать мир с научной сто­роны. Я встретилась с ним, уже накопив достаточный астральный опыт. Он не мог причинить мне вреда своим истинным негативным отношением ко мне, а мне не хотелось вмешиваться в его жизнь и больше не хотелось общаться со сновидящей москвичкой...