Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Начальная беспомощность существования «тела сновидений»

«Бессонница

действительно может быть следстви­ем недопущения

в Тонкий Мир, когда напряжение столкновения

слишком сильно. Умение и привы­чка выделения

тонкого тела может вызвать его немедленно

при засыпании. Но нельзя рисковать, когда

напряжение чрезмерно; можно не вер­нуться».

«Живая Этика»

Астральные проекции продолжались, и в них я чув­ствовала себя только что родившимся беспомощным младенцем, который ничего не умеет — ни двигаться, ни говорить, не имеет родителей, которые помогли бы ему сориентироваться в этом новом для него мире, где существуют совершенно другие физические законы. Я понимала, что это очень опасно, но такие выходы про­исходили спонтанно, независимо от моего желания. Мне было важно преодолеть мой повторяющийся страх и научиться двигаться в пространстве. Я понимала, что движение и перемена места вызываются желанием, но иногда вторгающаяся мысль переносила меня в неиз­вестность.

Однажды, проснувшись во сне, я оказалась на улице, около своего дома. Я решила изучать природу и при­ближала и отдаляла картинки. Меня привлекли огонь­ки, и я очаровалась маленькой лампочкой фонаря. В ярком свете мое осознание во сне исчезло, и я не знаю, что было дальше в сновидении, но утром я благополуч­но проснулась. В следующей проекции я осознала сно­видение, когда возвращалась к себе домой. Я шла в арке, повернула и встала у двери своего подъезда, не зная, как открыть дверь, было непривычно, что это нельзя сделать обычным способом. От незнания я опять испугалась, но, отрегулировав свой страх, подумала, что мысль меня приведет. Я оказалась в подъезде и поду­мала: «Неужели мне без лифта идти пешком на девятый этаж?» Я остановила начинавшийся страх и опять ре­шила, что мое желание приведет меня к моему телу. Так я оказалась в своей комнате и, пролетев по туннелю, вошла в тело.

Ч. Ледбитер, известный ясновидящий, который счи­тается одним из лучших исследователей астрального и ментального миров, писал, что путешествовать в таких состояниях опасно и нужен гид-помощник, который бы все объяснял. У К. Кастанеды был дон Хуан, у Мульдана и Эд. Пича не было, как я поняла, никого. Как-то, засыпая, в дремоте я увидела яркое призматическое пятно на уровне третьего глаза. Я попробовала войти в него и оказалась вне тела, стала исследовать ближайший предмет — стул, он показался очень большим, я решила вернуться в тело и снова выйти, так пробовала несколь­ко раз. Делая астральные проекции, я решила, чтобы не было страшно и неожиданно, тренироваться в комнате. Я придумала, что в следующий раз при выходе из тела посмотрю, как у нас стоят книги на верхней полке, и прочитаю их названия. Это мне не удалось, потому что было темно и я в темноте не могла видеть названия книг ни физическими глазами, ни глазами «тела сновиде­ний».

Мои проекции были мной не управляемы, то есть я не знала, в какую из ночей будет сделана проекция, это зависело от энергии, которую я накапливала в течение разного количества времени. Однажды выход из тела произошел в деревне на даче. Проснувшись ночью, я долго не спала. Потом, засыпая, я услышала, что мой ребенок ворочается, и, пытаясь проснуться, я, сделав волевое усилие, вышла из тела. Было темно, мне показалось, что кто-то перемещается к открытому окну, я подумала, что, кроме кошки, здесь некому быть. Я не видела ее отчетливо, только чувствовала ее перемещение. Она мягко прыгнула на окно, по моему ощущению, ее поле было агрессивным, с сильным стремлением выжить любой ценой, очень неприятное, с жаждой наслаждения, получаемого от мучения и терзания своей очередной жертвы. Я ее испугалась, но заставила себя успокоиться. Я решила осмотреть шкаф и опять чего-то испугалась. Поняв, что не могу контролировать свой страх, углубилась в тело с верх­ней части головы. Анализируя астральную проекцию, я поняла, что такое восприятие любимой кошки было у меня впервые, а также что любой страх сразу уве­личивает притяжение к телу. То есть любая неосознан­ная опасность вынудит вас быстро вернуться в тело, расстояние здесь не играет никакой роли, потому что все зависит от мысли, а она почти мгновенна. Иногда во время проекций включался независимо от меня слух, и я слышала чей-то смех и непонятные перекли­кающиеся звуки. Иногда я чувствовала, что мною мыс­ленно руководят, то есть внушают, чтобы я забыла свое сновидение, но, кто это делал, определить я не могла.